Who is Who? К вопросу о бессмысленных спорах

Читая (скорее, просматривая по диагонали) на разных форумах и пабликах бесконечные споры по совершенно бессмысленному поводу: доказать друг другу, а кто круче Пол, Магне или Мортен, хочется плакать и смеяться одновременно.

Кажется, что напряжение и постоянные терки между тремя абсолютно разными ХАРАКТЕРАМИ, ТИПАЖАМИ МУЗЫКАНТОВ и ПСИХОТИПАМИ перенеслись на поклонников группы, большинство из которых путает понятия: мне этот нравится бОльше (часто, не знаю почему), значит такой-то участник группы лучше и круче и вклад его важнее. Это переросло в своего рода процесс самоутверждения в кругу той части поклонников, которая не только не утруждает себя поиском понимания, кто есть кто в a-ha, но зачастую даже буклеты не открывает, чтобы хотя бы узнать авторство песен, и мыслит стереотипами (одним из перечисленных или одновременно несколькими):

a-ha

1)О, это фронтмен – значит он лидер, он крутой. Он красив и сексуален
2)Или же. О, вот это основной автор, а второй играет на клавишах, а третий только исполняет песни гения.
3)О, а этот главный заводила на концертах и много и по делу говорит – он лидер, он задает тон, он веселый и остроумный,  и так далее

На первом этапе творчества группы, во времена отсутствия в СССР-СНГ оригиналов-буклетов первых 3х-4х дисков, отсутствия интернета и музыкального телевидения, а еще и потому, что группа функционировала единым организмом, определить кто есть кто в магическом коктейле a-ha было сложно.

Даже когда появились буклеты, из которых можно было узнать об авторстве той или иной песни, и всегда найти информацию, кто и когда ступает на чужую территорию (как, например, Пол Воктор сыграл на фортепьяно в “Nonstop July”, а Фурухольмен оказался тем, кто поет вторым голосом в “Cold River” или “The Rolling Thunder”) – это только немного облегчало поиск ответа.

Во второй этап творчества группы, где-то с середины записи “MEMS” и до начала записи “Foot of the Mountain” для нас издавали полу-белые альбомы (имеется ввиду аналогия  с Белым альбомом Битлз). Но на самом-то деле, по-настоящему той самой “белизной” страдали только песни Мортена, поскольку он работал над ними один, без какого-либо участия Магне (кроме случаев соавторства в  альбоме LL) и Пола. В других случаях – это было все же Пол+Мортен и продюссеры или Магне+Мортен и продюссеры. “Cast in Steel” в силу разных причин оказался сборной солянкой песен по схемам “Пол+Мортен”, “Магне+Мортен”, “Мортен”, только на этот раз музыканты не отдавали свои творения на растерзание пришлых продюсеров, а сопродюссировали композиции с людьми, которые хорошо понимают, что такое a-ha.

Итак, первый и немаловажный фактор:  каждый из нас воспринимает ту или иную песню со своей точки обзора, слушания и способа своего восприятия,  и большинство видит только определенную часть целой картины. Для массового слушателя (даже в терминах фандома a-ha) –  это просто категория нравится-не нравится, цепляет- не цепляет. Копать глубже хотят немногие. Но и это только малюсенькая часть причины. Слушатели, как и музыканты a-ha являются людьми с разными восприятием музыкального потока. Усложнять вам задачу перечисляя эти сособы восприятия, я не стану, если появится желание, то сами захотите разобраться в себе.

Для того чтобы возможно, хотя бы для кого-то устранить причину этого беспредментного спора, попробую расставить точки над і.

a-ha – это коктейль из трех ингридиентов. Если какого-то из них не хватает, то и консистенция и вкусовые и остальные качества продукта страдают. Но, самое важное, попробуйте уяснить простую вещь. Пол, Магне и Мортен – абсолютно разные творцы, у каждого есть свой особенный талант, который менее развит у любого из двух других.

12791335031
Пол Воктор

1) Пол Воктор – Савойгениальный и единственный в своем роде мелодист с присущим только ему почерком. Он способен создать атмосферу меланхолии самой лишь мелодией. Как мелодист  он самый талантливый из трех. Пол – Творец, чьи работы перекликаются с работами немецких -композиторов-романтиков 19 века и произведениями Битлз. Его работы могут быть более или менее талантливыми и яркими, как у любого другого выдающегося композитора, но его музыкальные гармонии как мелодиста, его почерк узнаваемы. Даже на уровне текстов, несмотря на все метафоры и аллегории, Пол всегда рассказывает историю, это – повествование. В песне “Goodbye Thompson” рассказывается история человека, которому приходится закрыть важную страницу своей жизни, который отдал все свои силы и энергию на создание этой главы, но вынужден начинать новую, но испытывает неуверенность в том, что придет на смену привычному делу. А как аранжировщик и музыкант Пол лишен таланта, который наиболее развит у Магне Фурухольмена. Воктор почти “не видит” красок, тембральных, тональных и других возможностей музыкальных инструментов, которые могут усилить его песни и интереснее, неповторимее донести до слушателя историю.

4opKML-v5AM
Магне Фурухольмен

2) Магне Фурухольмен – выдающийся автор песен, работающий на стыке позднего романтизма, импрессионизма и экспрессионизма. Но его главный талант в a-ha – создание красочности, пейзажности, чувственности, точек напряжения в каждом из пластов создаваемого им музыкального полотна. В его музыкальных идеях аранжировщика и музыканта сама краска и эмоция имеют главный смысл. Он создает колорит и атмосферу на многих уровнях восприятия. Недаром, по словам самого Магне для него a-ha – это сильное чувство. Если вы теряетесь в догадках о смысле песни “Giving Up the Ghost”, к тексту надо подходить как к творению Фурухольмена, который видит смысл и цель именно в красках. Эта песня и мелодией и текстом и каждым элементом аранжировки описывает внутреннее ментальное и эмоциональное состояние человека в не самый приятный момент его жизни. Главная идея состоит в том, чтобы дать слушателю “побывать в шкуре” героя песни, оказаться внутри и прочувствовать эту темноту, яркие эмоции и страхи и т.д. Что это за состояние – судить слушателю. Причина такого психологического состояния персонажа не имеет значения для Фурухольмена: он оставляет пространство для вашего воображения. Теперь вы поняли? Хотя некоторые его песни и тексты обращаются к позднему романтизму и рассказывают историю, хотя и набросками.

Фурухольмен и Воктор

Дуэт авторов Воктор+Фурухольмен – потрясающий по своей силе взаимодополнения,  результат химической реакции после столкновения разных миров. Вас всегда интересовало, как они могут друг друга дополнять? Объясню на пальцах, то есть примерах

1) Контраст. Manhattan Skyline -песня, в которой мягкие и нежные куплеты написал Магне, а мощный, жетский и пронзительный припев – Пол Воктор. Именно этот контраст делает песню неповторимой и усиливает эффект, подвергая слушателя воздействию целой гаммы разных эмоций. Похожая ситуация с песней “This alone is love”. Другой вариант взаимодополнения – песня “Scoundrel days”. Если вы прислушаетесь внимательно, то поймете, что куплеты написал Магне, а припев – Пол.

Еще один пример – “Slender Frame”, где бархатная хрустальность рояля и куплета контрастирует с жестким эмоциальным рОковым припевом. Не надо далеко ходить назад во времени – “Foot of the Mountain”, составленная из 2 песен с разным авторством: Куплет и тема клавишных взята из “The Longest night” Фурухольмена (песня страдала незавершенностью припева) и песни Воктора “Foot of the Mountain”, где куплеты были откровенно слабым местом, я припев – явной удачей. В сочетании с совместной работой музыкантов в одной студии это соединение 2-х лучших сторон каждой песни в одну композицию произвело эффект разорвавшейся бомбы.

2) Обогащение Фурухольменом песен Воктора посредством различных музыкальных изобразительных средств. В качестве примера берем песню “East of the Sun” – с точки зрения мелодии – не самая гениальная песня Воктора (это можно понять просто представив ее исполнение под гитару). Поднять ее на уровень выше помогают многослойные атмосферные детали аранжировки: просто послушайте внимательно: как на Вас воздействует оркестровка, написанная Магне, как усиливает понимание песни, являющейся отражением видения Полом мира и смысла существования, человеческого пути  – модернистская какафония звуков перед вступлением гитары, или же эмоционально яркий взрыв клавишных и рояля во втором куплете. В них все то отчаяние, о котором хочет рассказать Пол своим текстом, употребляя самое частое слово в его поэзии – Never, но не может ярко отобразить музыкальными красками. Таких примеров можно приводить много. Начать можно с простейшего – хита Take on me. Вы представляете себе эту песню без клавишного рифа? Фурухольмен выдающийся, но в отличие от Пола не гениальный мелодист. Но его главный гений, неповторимая изюминка заключается во всем вышеперечисленном.

Поэтому-то споры о том, кто из этих двух людей более гениален – бессмысленны. Это пободно спору о том, а кто круче Шопен или Вагнер, Лист или Штраус, Бах или Малер, Моцарт или Равель.

Главное состоит в том, что наилучшего результата они добиваются, когда работают вместе, даже, если записывают песню, которую написал кто-то один из них. Например, также не хватало участия Пола (с его волевым началом и жетскостью) в работе даже над самыми лучшими песнями Магне в период 2002-2005 годов.

Разобрались, надеюсь?

Мортен Харкет

Итак – третий ингридиент. Мортен Харкет. Голос. Не просто голос и даже не просто красивый и сильный голос. Не глотка, не мышцы, не связки, не октавы, а крылья, кровь, душа, естественным, органическим способом соединенные воедино. Для Харкета голос – это инструмент, которым он не берет ноты, а с помощью которого проникает под кожу слушателя, передавая оттенки, краски, эмоции музыкального произведения. Он – часть песни, часть истории, атмосферы, химической реакции. Харкет такой же незаменимый ингридиент, как Воктор и Фурухольмен.

К сожалению, как мелодист Харкет вне соавторства с Фурухольменом или Воктором не является автором в стилистическом поле a-ha. Безусловно, Мортен талантлив и пишет красивые песни, способные нравиться миллионам. Но не этот дар делает его неповторимым и непохожим на другие таланты. Потому что без его песен a-ha все равно будет a-ha (до 2000 года в альбомах группы не было ни одной песни, написанной Мортеном, он всего лишь участвовал в создании 4 композиций – по 2 в 1 и 3-м альбомах, причем главными авторами этих песен были Воктор и Фурухольмен), а не чем-то еще.  Не этот талант автора песен делает его незаменимым ингридиентом в a-ha, а его голос, его вокал. Его органика голоса и души.

Недаром на нашем сайте вопрос в голосовании не звучал как: Ваш Любимый участник группы или что-то в этом роде. Мы спрашиваем Ваше мнение о том, чье мироощущение, философия жизни, взгляд на мир ближе и понятнее вам как человеку. Это опрос не о музыке, внешних данных, подсчете, кто больше написал или спел милых сердцу песен, это опрос о характере, личности, мироощущении.

И последнее, о чем бы хотелось сказать. Я все еще надеюсь, что однажды вновь услышу песни написанные и записанные Полом и Магне вместе и спетые Мортеном, с его вИдением. Потому что талант каждого из трех обогащает остальные. Споры на тему, кто круче бессмысленны и только свидетельствует, что участники упрямых дискуссий “НИ А ЧЕМ” не открыли еще для себя феномен a-ha, а только смотрят на него, кто сквозь замочную скважину, кто-то через форточку, а кто-то через стеклянное окно. Но никто из подобных спорщиков еще не находится внутри. Цель данной статьи не навязать свое вИдение музыки группы читателям, а заставить хотя бы кого-то задуматься и найти свой ответ.

Мортен Харкет сказал очень правильные слова: мы никогда не были теми, кто развлекает, мы те, кто вовлекает.

Желающие быть именно вовлеченными, будут искать ответы. Ради самих себя, а не ради тех, с кем ведут спор.

Елена Кайдалова

Чта? Так что же у людей со слухом и головой? (дополнено)

Уж что я не рассчитывала прочитать, пролистывая самые невинные ВК-паблики, посвященные a-ha, так это две вещи

1) Голос у Мортена уже не тот (в смысле фальцету почти нет, а вы что подумали?)
2) В обсуждении жирно промелькнуло имя …Кобзона

Кажется, что уже видела и читала все в том сегменте Фандома, который принесло к нашему берегу после альбома, ласково называемого другим сегментом поклонников a-ha абревиатурой ЗЗ (ой, только не спрашивайте, что это значит), ан нет, и тут дна не видно.

1) Вот, казалось бы,  второй год не можешь нарадоваться, что Харкет наконец-то возродился как вокалист, использует разные тембры и интонации в разных по атмосфере, настроению и теме песнях, а не изнуряет наш слух тонким фальцетом, балансируя на грани. Казалось бы, радуешься: вновь металлические нотки на месте, вновь голос густой и сочный, а это позволяет шире использовать вокальные возможности и технического и, главное, артистического плана, так нет же, взращенные на фальцете псевдопоклонники сим недовольны. Видимо, прочитали где-то и запломбировали в своем неподвижном сознании: фальцет – это сложно, это наша фишка. “А середина – это ж несложно, не тот Мортен, не тот” – страдают юные девы.  Уж откуда им знать, что середина – сложнее. Тут даже гугл не поможет. Неужели Сара Брайтман виновата своим мимолетным комментарием 2000 года, который set in stone как догма?

2) Пункт второй вызвал у некоторого более вменяемого народонаселения паблика почти такую же шоковую реакцию, как и у меня. Нет, это радует, что не все НА ДНЕ. Но…

Цитата (имя авторки/аватарки) приводить не стану

Федя, Кобзон – это легенда, чей голос для целого поколения является напоминанием о молодости, лучших годах. Для них он еще и поет. Скоро и наш герой станет легендой, молодежь будет фыркать, а мы умиляться и пускать слезу))

Дна по-прежнему не видно. А мораль сего неформального поста в одном: Даже, если ты одним альбомом сбиваешь собственную планку, нарушаешь баланс, то навсегда оставляешь за собой шлейф экзальтированных девиц (и о, ужас – парней), лишенных мыслительного процесса. Одно их умение: обожать, даже не зная за что! Не сотворите себе кумира, та что я – бэсполезно.
902e3c0ef9a44666aedde16e08848a78
P.S. Менее явный вывод: нельзя даже сольные диски записывать по обязам, по инерции и без вдохновения. Такие безжизненные сольные работы Харкета как “Letter from Egypt”(за исключением пары песен) и “Out of my hands” привели к стан полонников a-ha еще более прямолинейную публику, восторг и предмет поклонения которой которой начинается и заканчивается внешними данными Мортена Харкета.

Вывод: у Ирины Бергсет появились конкурентки.

 

Дворцовый переворот Фурухольмена

Чем больше открывается подробностей о том, как состоялось возвращение a-ha на музыкальную сцену, тем яснее становится общая картина произошедшего в команде за последние лет 10.

Магне Фурухольмен никогда не имел осознанного намерения похоронить a-ha, даже в тот момент, когда он, как казалось многим, “развалил” группу в 2010.  Клавишник и автор многих песен группы изначально хотел нового начала и новых правил игры, которые позволили бы ему выжить, как творческой личности. Более того, это был вопрос ментального и даже физического выживания для Фурухольмена.  Прощальный тур был инструментом в решении проблемы.

Фурухольмен и Воктор, 90-е

Импульсивный и креативный человек, который не может выдержать постоянного давления, диктата, четких сроков и обязательств, Фурухольмен поплатился своим здоровьем за попытки сделать группу интереснее и неоднозначнее еще в первый период деятельности a-ha: набор неврозов, мерцательная аритмия, депрессия и панические атаки – вот его сувениры, полученные в  1985-1994 годах. Второй этап a-ha начался ослаблением давления со стороны неформального лидера группы Пола Воктора. Первой реакцией на это стало состояние эйфории, которое сказалось на качестве альбома “Lifelines”, который записывался не только в этом душевном состоянии Фурухольмена и Харкета, но и абсолютно изолировано по линии Воктор-Фурухольмен. Один из самых взаимодополняющих и удачных авторских дуэтов распался.

Фурухольмен

В итоге пострадавшей стороной оказался Пол, который никак не мыслил себя вне схемы “a-ha в первоначальном формате”, где он решает все вплоть до мелочей как в творческом процессе, так и в долгосрочных контрактах на годы вперед. Воктор, после свадьбы с Лорен Савой проживающий в Нью-Йорке, оказался в самоизоляции еще и потому, что не мог представить иного способа в творческом процессе. Главной проблемой одного из самых выдающихся композиторов 20 века по версии британских СМИ, оказалась неспособность к саморазвитию и движению вперед, а в итоге его постиг творческий кризис (о чем свидетельствуют все песни, написанные Воктором для альбома Аналог, исключение составил титульный трек – плод сотрудничества с Фурухольменом).

В 2005 году команда подписала долгосрочный контракт с компанией Universal. Стало ли это отправной точкой последующих событий, сказать трудно, но именно Магне Фурухольмена душили долгосрочные обязательства. Не был в восторге от них и Харкет.

После крайне неровного альбома Аnalogue группа долго не решалась на совместную работу. Музыканты ездили в долгосрочные турне, но речь о новых записях несколько лет не шла.

a-ha, 2009

Foot of the Mountain родился спонтанным решением Магне Фурухольмена, впервые проявившего твердость и волю, настояв на работе втроем одновременно в одной студии, чего не наблюдалось со второго этапа записи “Minor Earth, Major Sky”. Альбом оказался самым успешным как минимум со времен 2000 года.  Но не это было самым главным. Пол Воктор  вновь почувствовал ностальгию по старым временам, по тому, что было до 1994 года.  Несмотря на то, что магическая химия троих участников группы давалась каждому из них тяжело и давала побочные эффекты, гитарист a-ha впервые с 2000 года почувствовал тягу к плодотворному творчеству “любой ценой”. Ведь это – его цель, а именно в цели состоит единственный смысл для Воктора-Савоя.

Несмотря на то, что Пол до сих пор уговаривает себя, что Прощальный тур был бизнес -решением и ничем более, на самом деле, псевдо-расставание было первым камешком в мозаике перезагрузки a-ha в новом формате: без долгосрочных контрактов, далеко идущих планов, но с творческими порывами и импульсами.

Мортен Харкет однажды сказал, что Магне Фурухольмен является прекрасным манипулятором. “Если Магне манипулирует вами, вы никогда этого не почувствуете и не узнаете об этом”.

В контрасте с Воктором, главным смыслом для Фурухольмена яляется движение, поиск, процесс, но не конечная цель. Поэтому для него остро стоял вопрос выживания и при лучшем исходе: перезагрузка группы в новом формате, где никто не сможет оказывать на него огромное давление. Харкет поддержал коллегу в этом.

Как ни старался Пол Воктор удержать, Магне и Мортен отпустили. Отпустили, понимая, что настоящее вернется. Потому что то, что твое, никуда не денется.

Фурухольмен

Именно эти двое по максимуму использовали перерыв для личностного и творческого роста.  Мортен вновь полюбил петь. Это было уже слышно на сольнике “Brother”, Фурухольмен же искал себя и набирался мудрости. Оба развивались в эти четыре года.

Для Воктора же период 2011-2013 года был движением по замкнутому кругу. Savoy никогда не был смыслом для гитариста a-ha. Поэтому у него даже не было вдохновения творить в семейной группе. Ежедневная рутина: дом – студия – дом, и складирование написанного материала. Музыканта даже не тянуло посвящать больше времени единственному сыну. Не знаю, признается ли себе в этом Пол, но связка “Муза (Лорен савой) – a-ha” всегда являлись главным и единственным проектом его жизни. Каждая из песен участников a-ha всегда отражала состояние своего автора (ов), поэтому все песни Пола, вошедшие в 10-й альбом, “смотрят назад” – нескончаемая попытка вернуть то, что уже ушло.

Именно на знании этой специфики характера Пола и сыграл Магне. Сыграл в долгосрочной перспективе. Поначалу Мортен согласился спеть песни Воктора и записать их вместе с продюсером Аланом Тарни. Пол был воодушевлен. В своих интервью 2015 года он не раз подчеркивал об этом периоде, как о самом лучшем во всем периоде записи нового альбома.

Когда более десятка песен было записано, и Воктор для себя уже решил, что пластинка  концептуально готова, и все вновь находится под его контролем, в уравнение вернулся Магне Фурухольмен (хотя на самом деле из него никогда и не уходил). Это моментально сместило все акценты. На сторону Магне сразу же перешел Харкет. Результатом споров и дискуссий и стало рождение схемы: Никаких долгосрочных планов.

a-ha, 2015

“У нас нет планов, но мы ничего не исключаем” – новый девиз a-ha. Свобода от давления и свобода творчества, уход от зависимости от Пола Воктора, – и результат налицо: именно Фурухольмен в итоге получил то, что хотел. Ту a-ha, которая не душила бы его как творческую личность. По сути теперь Магне – новый мастермайнд, стоящий за а-ха. Импульсивный, любящий жизнь во всех ее проявлениях и черпающий в ней свое вдохновение, жаждущий развиваться и постоянно двигаться вперед.

“В 2010 году я чувствовал, что мне нечего сказать в a-ha” – говорит Фурухольмен.  Но эти слова только верхушка айсберга. Он просто не мог продолжать на существовавших тогда условиях, он задыхался, не мог быть собой.

Как оказалось, пусть в меньшей степени, но эти аспекты волновали и Харкета.

Поэтому именно Магне и Мортен сейчас получают больше удовольствия от третьего дыхания a-ha.

Пол же испытывает разочарование. “Как же так вышло? – признался он в интервью норвежской прессе, – думаю, что мне понадобиться много времени, прежде, чем я смогу прослушать этот альбом снова”.

Напротив, прислушайтесь к песням Фурухольмена на новом альбоме. Они разнообразны по тематике, атмосфере, и больше не страдают от проблем со слабым акцентом на кульминацию.

Песням же Воктора стало недоставать нерва и фирменного волевого начала. Он утратил то влияние и власть авторитета, которые у него когда-то были. Думаю, сейчас Пол хорошо знает ответ на вопрос, который задавал себе долгие годы: Гений Магне или дурак? Главное, чтобы Пол извлек урок из произошедшего. Терять его гений мелодиста и поэта никому не хочется.

A-ha снова с нами, чтобы удивлять и появляться неожиданно. Пока огонь внутри не погас, они будут возвращаться.

9QMPedHlnL0
Фурухольмен и Харкет

Харкет уже пошутил на эту тему, сказав, что настоящий конец a-ha наступит, когда мы полезем друг на друга с ножами, чтобы перерезать глотки.

Итак, готовы ли к сюрпризам и отсутствию стабильности?

Елена Кайдалова

Пробуждение A-ha

«Cast in Steel» вышел очень сильным альбомом. На нем нет хитов уровня Summer moved on, к примеру, но там есть движение вперед. Особенно это слышится в Forest fire. После распада в 2010 году Пол продолжил писать песни, ибо для него а-ха — это его жизнь. В то время, как остальные двое занялись своей личной жизнью и сольными проектами. И как закономерный итог мы слышим, что почти все песни Пола на этот раз — самые слабые на альбоме. Тогда как песни Магне и Мортена неожиданно хороши. В том числе и совместные их композиции. Они наконец сработались и не душат лучшие качества друг друга, как было прежде. Можно без сомнения сказать, что Cast in Steel – это прежде всего альбом Магне Фурухольмена. Есть тут и песня, которая перекочевала из сольного творчества Харкета — The wake изначально Мортен писал для себя, но переделал для группы, и она звучит уже как а-ха.

А что до обвинений группы в меркантильности реюниона, то тут стоит понимать, что за личности участники группы. Пол — это человек плана. Ему нужен план и очень четкий. Это к нему надо подходить с вопросом о том, что давайте заключим контракт на пять альбомов вперед. Он его с радостью подпишет. А Мортен и Магне — это люди, живущие «здесь и сейчас». Они согласны именно на это — вот мы выпустили альбом, поедем в турне. Если потом будет что сказать, то выпустим еще, а нет — зачем себя насиловать? И прежде шоубизнес и а-ха в частности жили именно за счет таких людей, как Пол Воктор. С четким планом в голове и надежными гарантиями, он и был лидером группы, он все делал так, как он считает правильным. Сейчас же ситуация изменилась. Ведь в 2010 году именно Магне ушел из группы: устал он так жить, это было противно его природе, он на таком житие болезни заработал еще в первый период существовании группы и сделал выводы. А Пол продолжал работать над песнями. И в один прекрасный момент к нему присоединился Мортен. И уже совсем под занавес объявления о воссоединении явился Магне. И тогда-то пресса и сообщила — будет новый альбом а-ха, потому что песни УЖЕ были. Однако случилось невероятное, Мортен вдруг перешел на сторону Магне, и этот перевес сыграл роль в новой политике группы — жить здесь и сейчас.

Пол сейчас совершенно не понимает, как такое произошло: все было под его контролем, и вдруг эти двое объединились. Посмотрите внимательно на его фотографии – он грустный, он почти в панике, этот человек выглядит потерянным, не ощущающим твердой почвы под ногами. Тогда как Магне как всегда шутит, и Мортен разыгрывает акты самолюбования. Они стали собой наконец-то. Так что вот о чем все эти песни, новые и честные. Послушайте первый сингл — это философия Пола Воктора в чистом виде. Он потерял все и стремится вернуть все так, как было, как он привык. Послушайте Mythomania, Giving Up The Ghost, Forest fire — и узнаете Магне, импульсивного и готового на приключения, имеющего взгляд на мир в целом. Его же песня The End of the Affair — светлый взгляд на умение отпускать то, чего уже не вернуть. Особенно поражает это в сравнении с Under the make up Воктора. The wake — это Мортен с его идеями и стремлением проповедовать свое учение. Нет, в а-ха есть движение, они мудреют, они меняются и показывают свои разные стороны. Пока только Пол немного выбит из колеи, но и он, как и прежде, прекрасный поэт и мелодист. Свое видение мира, которое не меняется, он способен обернуть в красивейшую обертку.

Анастасия Тимушева

Мечтатель-реалист или Реалист-мечтатель?

…Life should be a poetry
A pretty, pretty tree
Where words have their meanings
To help you understand
And say what you mean….
(“Foreign film”)

11057845_10153096498411211_2494844347896054946_n
Пол-Воктор

Пальцы перебирают струны на гитаре, играя эту мелодию. Жизнь – это поэзия. Десятки песен написаны его рукой и он продолжает созидать с потрясающей сосредоточенностью. В принципе, о нем сложно говорить. Порой он даже скучен из-за того, что твердо идет по жизни, не зная провалов. Хотя в интервью он всегда утверждает, что дико неталантлив. Но это не кокетство, потому что он опять-таки не умеет кокетничать и заигрывать с публикой, как его ближайшие коллеги. Это просто всё та же скромность, что постоянно мешает ему.

Миру он известен как Пол Воктор, гитарист и композитор норвежской группы A-ha. Если заглянуть вглубь истории, то это именно в его светлую голову пришла идея о создании группы и его рукой написано 90% песен на всех альбомах. Сейчас у него собственная группа – “Savoy”, с которой записано уже четыре альбома и все стали “золотыми”(в Норвегии): 1996 – “Mary is coming”, 1997 – “Lackluster me”, 1999 – “Mountains of time”, 2001 – “Reasons to stay indoors”. И он продолжает творить, переплетая в очередной раз жизнь и поэзию. В его кармане всегда находится маленький блокнот, куда он записывает все идеи и музыкальные соображения, приходящие в голову.

Но сейчас речь пойдет о том, что если бы много лет назад Пол, стоя на перепутьи жизни, выбрал бы иную тропинку, то мы с вами бы, вероятно, не получили бы того варианта, что имеем. Вполне возможно, что мир так бы и не узнал о группе A-ha в начале 80-х. Хочется приоткрыть дверцу, о которой мало кто знает…

Параллельно с безграничной любовью к музыке Пол всегда занимался живописью. Много лет назад он бредил карьерой художника-живописца и собирал сведения об Университете во Флоренции, о Школе Изобразительных искусств в Париже, о Школе искусств в Стокгольме, намереваясь поступать туда. Но тут неожиданно реализовалась авантюра с A-ha, и увлечение живописью стало хобби.

В отличие от своего друга – Магне Фурухольмена (клавишник A-ha), который более склонен к графике, авангарду и постоянно устраивает выставки, участвует в дизайнерских проектах и, вообще, более занят art, чем music, – Пол “пережил” только одну выставку и не особенно любит показывать свои картины. Причиной тому – всё та же скромность.

Выставка состоялась в мае 1998 г. в городе Лиллехаммер, известном по Зимней Олимпиаде 1994 года. В течение трех недель люди впервые смогли не слышать, а видеть творения музыканта. В основном, это портреты людей, написанные маслом. Когда смотришь на картины Пола, то отчего-то невольно вспоминаются Эдвард Мунк со своим творчеством и Кнут Гамсун – любимый писатель Воктора – и его “Виктория”…

Соглашаясь на выставку, Пол оговорил сразу: “Никаких продаж!” Воктора не очень-то вдохновлял случай с Дэвидом Боуи и его “Зензи”. Эта картина Боуи была более десяти лет назад приобретена анонимным коллекционером. Попытки же Дэвида Боуи “вычислить” владельца и вернуть картину себе успехом не увенчались до сих пор.

У Пола нет привычки часами рассуждать о музыке или живописи в присутствии журналистов, оседлав любимых коньков. Он никогда не говорит в интервью о выставочном искусстве, открывая посторонним только мир звуков. Он вообще достаточно молчалив по жизни (Истории известны такие интервью A-ha, в течение которых Пол не произнес ни единого слова!). Зато всегда предельно конкретен, нелюбопытен и спокоен:
– Да, какое-то время я жил в Нью-Йорке и теперь у меня американский акцент. Конечно, это не Норвегия, но привыкаешь со временем… Как-то я ходил по магазинам и проходил мимо человека, который лежал в луже крови и был изрешечен пулями. Была полиция, много людей, а я даже смотреть не стал… Теперь я снова в Осло и рад этому…

Он не любит особенно долго и много путешествовать. Он предпочитает находиться в своей мастерской и писать очередную картину, обдумывая новую песню и беседуя с музами о поэзии, одновременно сотворяя жизнь. Исключением, кому всегда разрешен вход туда, является его жена – Лорен Савой. На протяжении более 18 лет она – его единственная любовь, реальная муза, коллега по работе в “Savoy” и мать его единственного сына, который родился в августе 1999 года и был наречен Augie (August).

Они познакомились в 1984 году в Лондоне на дискотеке в Camden Palace. И с тех пор они вместе. В 1987 г. – обручились, а в конце 1991 г. – сыграли долгожданную свадьбу. Лорен родом из Бостона (USA), поэтому пара долго кочевала между двумя материками. Существует много “доброжелателей” злословящих по поводу того, что Лорен похожа на Йоко Оно и сыграла для A-ha ту же роль, что и жена Джона Леннона для The Beatles. Сам Пол как всегда лаконичен:
– Лорен – не Йоко и не Линда (Маккартни)! Это другая женщина!

Это он заставил Лорен взять в руки гитару, выйти на сцену и запеть, решив, что женский вокал пойдет на пользу “Savoy”. Воктор оказался прав. Песни с голосом Лорен тоже заняли места в хит-парадах. В своих песнях Пол – безудержный романтик, но в жизни – убежденный циничный реалист. И точкой пересечения этих двух ипостасей является живопись. Он прекрасно умеет зарисовывать музыку и сочинять картины.

…Life should be a song
One of those sixties songs
With lots of catchy phrases
That everybody knows
So you can sing along…

(“Foreign film”)

Светлана Фунтусова