Любовь и Боль. Смерть и жизнь. Фобии и бесстрашие. MagneF.

you say it’s just the same old things and never nothing new,
the problem here is you, my friend, go wash your eyes, then look again.

Мне очень жаль, что я не настолько владею русским (:)) поэтическим языком, чтобы осилить перевод с норвежского and do justice to him. Магне вырос на фобиях, в трагедиях. Он познал славу, он познал смерть как дар, он познал настоящую любовь как дар. Он познал боль как дар. И обрел свободу, избавился от оков.
О нем шутят, что он верит, что может идти по воде.
А когда-то он боялся пауков, коров и даше ушных палочек. С детства был постоянным клиентом неотложки: постоянные переломы, укусы клещей, тиф. Но боль, любовь, любопытство и воля к жизни, к познанию окружающего мира сделала его бесстрашным и мудрым. Магне пережил остановки сердца, операцию на открытом сердце, он был постоянным обитателем больниц с детства. В итоге Магне решил использовать в своем творчестве вату, бинты из больниц. Потому что они рассказывают историю людей, которые пережили болезни и боль. Бинты, простыни словно задокументировали пост-операционную боль, пот, кровь, панические состояния и тревогу.

Возможно, меня давно бы не было здесь. И жизнь пациента больницы – это все, что угодно, но не гламур. Это словно театр, ты словно живешь в пузыре. Но там ты можешь найти друзей, которых при других обстоятельствах ты не смог бы встретить. И самое забавное. что когда ты покидаешь больницу, у тебя появляется ощущение, что ты способен сделать самое невероятное в жизни.

Что я думаю? Магне просто должен написать большую книгу. Потому что он настоящий. Не фальшивый, не испорченный. Олицетворение жажды жизни. И еще – он по-настоящему красив в широком и узком понимании этого слова.

Моя жена выжила рядом со мной 35 лет. У меня два потрясающих сына…
Во мне так много саморазрушения, но я научился направлять его в созидание.

Огромный парк в Осло теперь инсталлирован его поэзией и скульптурами. Его стихи очень личные, но он не побоялся выгравировать, впечатать их в камень. Для всех.

Каждый день у нас есть шанс начать все сначала. Встать на нулевой точке посреди комнаты и начать вносить в свою жизнь новшества. Это тоже форма борьбы.

В своей поэзии я использую меланхолию. Так было и в a-ha. Для нас меланхолия была инструментом, силой, которая освобождала нас от чего-то тяжелого.

Хрупкость и уязвимость не так часто представлены в искусстве.

Счастье можно обрести, только покинув зону комфорта.

И его мироощущения очень и очень близки мне.

И когда он говорит о себе: If you are looking for something true and real, you must stand for what you believe in. (Если вы ищете чего-то стоящего и настоящего, вы должны отстаивать то, во что вы верите) Это находит отклик во мне. Хотя окружающий мир и наполнен цинизмом, враньем, игрой и неискренностью. А боль – это тоже дар.

“Иногда дар приходит, завернутым в трагедию, катастрофу”

Он понимает, что прожил привиллегированную жизнь.

И нет ничего хуже, чем нытье везунчика – говорит Магне.
Но он сделал себя сам. Он вырос на обычной среднестатистической окраине Осло. Даже не средний класс.

Магне с родителями

Его отец погиб в авиакатастрофе, когда Магне было 5 лет. Но он понимает, что ему повезло, несмотря ни на что.

Многие сделали вывод, что трактовка поэзии Фурухольмена лежит в плоскости теологических поисков. Магне считает нормой постоянный переход от веры к скептицизму. Состояние сомнения считает естественным.

Но он ищет баланс. Он ушел из церкви, из религии, но предпочитает погружаться в себя, в тишину и считает более важным задать правильные вопросы, чем получить  ответы. Он приходит в разные церкви во всех местах, где путешествует, чтобы оградиться от окружающего мира и услышать себя, обрести вдохновение.

Мы определенно можем собрать все существущие мироощущения, мировозрения как Кубик Рубика.

 

Кто же ты Магне? Человек, который ищет баланс, выражает себя в музыке, поэзии, искусстве. Человек, в котором мы всегда сможем найти что-то новое и очень интересное. Его движущей силой является любопытство. Когда же Магне чувствует, что любопытство угасает, он очень сожалеет об этом. Фурухольмен находится в постоянном поиске чего-то неизведанного. Того, чего он никогда еще не испытывал. И хочет передать этот посыл окружающим.

Он оглядывается в далекую историю человечества, но живет сегодня полной жизнью, смотрит в будущее. На равнине Осло-фьорда, где живут и гнездятся птицы, Магне Фурухольмен оставил свои отпечатки, свои мысли – зафиксированные в камне на века. Он словно перемещается между прошлым, настоящим и будущим.

А еще Магне – олицетворение свободной личности. Свобода выбора ( в широком смысле) была его главной потребностью с ранней юности.  В том числе и свобода от страхов, которые не дают человеку жить полной жизнью (к слову, это – главная тема его песни “Cosy Prisons” ).

Все страхи юности остались позади. Теперь он боится за тех, кого любит.

Ради детей он старается быть лучшим во всем. Ведь сыновья Магне росли в условиях, когда его отцу апплодировали по всему миру. Отсюда его желание соответствовать ожиданиям поклонников его творчества, чтобы его дети не видели фальши и не считали ее нормой.  Он стремится осуществить нечто, что многие считают лежащим за рамками возможного. Потому что такое стремление заложено в природе человеческой. (Черт, ведь люди уже побывали на Луне…- говорит Магне). Именно такие экстраординарные личности, как Магне, меняли этот мир своим творчеством и постоянным поиском.

Я ищу той точки, момента, когда я обрету мир с самим собой, пойму, что я сделал все, что смог. На более глубоком уровне: это примирение со смертью.

Я больше не чувствую, что существует что-либо, что способно напугать меня. Я не могу контролировать жизнь, но я уверен в себе.

Ничто не вечно. ВСЕ МЫ ЗДЕСЬ НЕНАДОЛГО. Minor Earth – Major Sky

При работе над парком скульптур Магне Фурухольмен использовал цитату величайшего представителя эпохи Возрождения, опередившего свое время, Леонардо да-Винчи:

God alone above the gate
and you wonder  why you are lonely

Елена Кайдалова
Вдохновлено Интервью Магне в Krigsropet

Магия Рио

a-ha

Рио-де-Жанейро – место особенное. С Рио у группы связь уже много лет, и проявляется она не только в том, что когда-то музыканты поставили здесь рекорд посещаемости. В Рио и Бразилии, по словам самих a-ha, совершенно особенные поклонники, которые чувствуют их северную норвежскую музыку всем своим горячим бразильским сердцем и воспринимают ее как культурное явление, а не просто как очередную поп-группу.

Поэтому ни Пол, ни Магне, ни Мортен не могут в Рио дать проходной концерт. Груз ответственности каждый из a-ha испытал на своих плечах и каждый справился с ней по-разному. Замкнутый в последнее время Пол стал немного открытие. Бразильские сердца растопили его.

ma_mort
Харкет и Фурухольмен

Здесь стала еще очевиднее музыкальная связь двух творцов – Воктора и Фурухольмена – друг с другом. На сцене Рок- ин -Рио она включилась автоматически, словно никогда не было перерыва в совместной концертной деятельности. Предыдущий концерт в Буэнос-Айресе только сделал намек на их творческую химию.

Фурухольмен и Харкет

В Рио же она расцвела! Фурухольмен показал, что именно он сейчас является лидером группы, ее душой и сердцем одновременно. Он как всегда был самым разговорчивым, но и не забывал помогать коллегам в трудных ситуациях. Именно он сейчас скрепляет группу.

Харкет

И только Харкет пока не может вписаться в эту прекрасную схему. Виной ли этому дождь, который не давал концентрации солисту a-ha (по невероятному совпадению первыми строками, спетыми Мортеном на сцене стали: It was a Rain that washed away..), или другие причины, неизвестно. Однако невооруженным глазом видно, как Мортен недоволен своим пением. Но к счастью, заглавный сингл с нового альбома трио Under he make up Харкет спел так, словно огромной нагрузки и любящей аудитории Рио не было рядом. Он спел словно бы для себя. И тогда мы все и вспомнили, каким даром обладет этот человек. Глубина проникновения его голоса, способность погружаться в материал и идеально вписываться в химическую реакцию Воктора и Фурухольмена и дает то, что мы знаем как a-ha.

Фурухольмен

Сокращенный формат выступления (в 1991 году каждому исполнителю давали 1-45 минут, сейчас же строгие 1-15) стал основной причиной упора группы на старые хиты. Но все же Магне и Пол, несмотря на казалось бы непреодолимую отчужденность в совсем недавнем прошлом успели подготовить несколько сюрпризов за короткий срок. К ним нельзя не отнести новое прочтение хита 1988 “You are the one”, которое представило песню в совершенно ином свете, а также новые клавишные и гитарные рифы в “The living daylights”, которые звучали в унисон, демонстрируя Фурухольмена и Воктора как единое целое, вопреки всему.

Приятно удивил Фурухольмен вторым вокалом в хите “Forest Fire”: его голос в припевах звучал не просто бэк-вокалом, а именно голосом второго солиста, что напомнило о неожиданно колоритном “дуэте” Мортена и Магне в песне “Cold River”.

Воктор и Харкет

За два дня, прошедших с концерта в Буэнос-Айресе, Воктор и Фурухольмен, а также приглашенные музыканты успели заполнить многие бреши в инструментальных заготовках в своего рода концерте-репетиции в Аргентине. Хотя работы предстоит непочатый край: концертными версиями новых песен музыканты все еще недовольны.

Ну, а Харкет, пока еще не сумел побороть некоторую зажатость и нервозность. Петь он может, тянуть и брать ноты тоже. Голос Мортен не потерял, просто порой ему тяжело найти концентрацию и уйти в вокально трудных местах от горлового пения. Лишь, когда он отрешается от окружающей суеты, желания спеть лучше в техническом плане (которое беспорно к нему вернулось), Харкет дает слушателю знать, что он все еще способен быть собой, а слушателям просто нужно набраться терпения.

Следующий концерт команды – 6 октября в столице Бразилии Бразилиа.

Анастасия Тимушева и Елена Кайдалова

Who is Who? К вопросу о бессмысленных спорах

Читая (скорее, просматривая по диагонали) на разных форумах и пабликах бесконечные споры по совершенно бессмысленному поводу: доказать друг другу, а кто круче Пол, Магне или Мортен, хочется плакать и смеяться одновременно.

Кажется, что напряжение и постоянные терки между тремя абсолютно разными ХАРАКТЕРАМИ, ТИПАЖАМИ МУЗЫКАНТОВ и ПСИХОТИПАМИ перенеслись на поклонников группы, большинство из которых путает понятия: мне этот нравится бОльше (часто, не знаю почему), значит такой-то участник группы лучше и круче и вклад его важнее. Это переросло в своего рода процесс самоутверждения в кругу той части поклонников, которая не только не утруждает себя поиском понимания, кто есть кто в a-ha, но зачастую даже буклеты не открывает, чтобы хотя бы узнать авторство песен, и мыслит стереотипами (одним из перечисленных или одновременно несколькими):

a-ha

1)О, это фронтмен – значит он лидер, он крутой. Он красив и сексуален
2)Или же. О, вот это основной автор, а второй играет на клавишах, а третий только исполняет песни гения.
3)О, а этот главный заводила на концертах и много и по делу говорит – он лидер, он задает тон, он веселый и остроумный,  и так далее

На первом этапе творчества группы, во времена отсутствия в СССР-СНГ оригиналов-буклетов первых 3х-4х дисков, отсутствия интернета и музыкального телевидения, а еще и потому, что группа функционировала единым организмом, определить кто есть кто в магическом коктейле a-ha было сложно.

Даже когда появились буклеты, из которых можно было узнать об авторстве той или иной песни, и всегда найти информацию, кто и когда ступает на чужую территорию (как, например, Пол Воктор сыграл на фортепьяно в “Nonstop July”, а Фурухольмен оказался тем, кто поет вторым голосом в “Cold River” или “The Rolling Thunder”) – это только немного облегчало поиск ответа.

Во второй этап творчества группы, где-то с середины записи “MEMS” и до начала записи “Foot of the Mountain” для нас издавали полу-белые альбомы (имеется ввиду аналогия  с Белым альбомом Битлз). Но на самом-то деле, по-настоящему той самой “белизной” страдали только песни Мортена, поскольку он работал над ними один, без какого-либо участия Магне (кроме случаев соавторства в  альбоме LL) и Пола. В других случаях – это было все же Пол+Мортен и продюссеры или Магне+Мортен и продюссеры. “Cast in Steel” в силу разных причин оказался сборной солянкой песен по схемам “Пол+Мортен”, “Магне+Мортен”, “Мортен”, только на этот раз музыканты не отдавали свои творения на растерзание пришлых продюсеров, а сопродюссировали композиции с людьми, которые хорошо понимают, что такое a-ha.

Итак, первый и немаловажный фактор:  каждый из нас воспринимает ту или иную песню со своей точки обзора, слушания и способа своего восприятия,  и большинство видит только определенную часть целой картины. Для массового слушателя (даже в терминах фандома a-ha) –  это просто категория нравится-не нравится, цепляет- не цепляет. Копать глубже хотят немногие. Но и это только малюсенькая часть причины. Слушатели, как и музыканты a-ha являются людьми с разными восприятием музыкального потока. Усложнять вам задачу перечисляя эти сособы восприятия, я не стану, если появится желание, то сами захотите разобраться в себе.

Для того чтобы возможно, хотя бы для кого-то устранить причину этого беспредментного спора, попробую расставить точки над і.

a-ha – это коктейль из трех ингридиентов. Если какого-то из них не хватает, то и консистенция и вкусовые и остальные качества продукта страдают. Но, самое важное, попробуйте уяснить простую вещь. Пол, Магне и Мортен – абсолютно разные творцы, у каждого есть свой особенный талант, который менее развит у любого из двух других.

12791335031
Пол Воктор

1) Пол Воктор – Савойгениальный и единственный в своем роде мелодист с присущим только ему почерком. Он способен создать атмосферу меланхолии самой лишь мелодией. Как мелодист  он самый талантливый из трех. Пол – Творец, чьи работы перекликаются с работами немецких -композиторов-романтиков 19 века и произведениями Битлз. Его работы могут быть более или менее талантливыми и яркими, как у любого другого выдающегося композитора, но его музыкальные гармонии как мелодиста, его почерк узнаваемы. Даже на уровне текстов, несмотря на все метафоры и аллегории, Пол всегда рассказывает историю, это – повествование. В песне “Goodbye Thompson” рассказывается история человека, которому приходится закрыть важную страницу своей жизни, который отдал все свои силы и энергию на создание этой главы, но вынужден начинать новую, но испытывает неуверенность в том, что придет на смену привычному делу. А как аранжировщик и музыкант Пол лишен таланта, который наиболее развит у Магне Фурухольмена. Воктор почти “не видит” красок, тембральных, тональных и других возможностей музыкальных инструментов, которые могут усилить его песни и интереснее, неповторимее донести до слушателя историю.

4opKML-v5AM
Магне Фурухольмен

2) Магне Фурухольмен – выдающийся автор песен, работающий на стыке позднего романтизма, импрессионизма и экспрессионизма. Но его главный талант в a-ha – создание красочности, пейзажности, чувственности, точек напряжения в каждом из пластов создаваемого им музыкального полотна. В его музыкальных идеях аранжировщика и музыканта сама краска и эмоция имеют главный смысл. Он создает колорит и атмосферу на многих уровнях восприятия. Недаром, по словам самого Магне для него a-ha – это сильное чувство. Если вы теряетесь в догадках о смысле песни “Giving Up the Ghost”, к тексту надо подходить как к творению Фурухольмена, который видит смысл и цель именно в красках. Эта песня и мелодией и текстом и каждым элементом аранжировки описывает внутреннее ментальное и эмоциональное состояние человека в не самый приятный момент его жизни. Главная идея состоит в том, чтобы дать слушателю “побывать в шкуре” героя песни, оказаться внутри и прочувствовать эту темноту, яркие эмоции и страхи и т.д. Что это за состояние – судить слушателю. Причина такого психологического состояния персонажа не имеет значения для Фурухольмена: он оставляет пространство для вашего воображения. Теперь вы поняли? Хотя некоторые его песни и тексты обращаются к позднему романтизму и рассказывают историю, хотя и набросками.

Фурухольмен и Воктор

Дуэт авторов Воктор+Фурухольмен – потрясающий по своей силе взаимодополнения,  результат химической реакции после столкновения разных миров. Вас всегда интересовало, как они могут друг друга дополнять? Объясню на пальцах, то есть примерах

1) Контраст. Manhattan Skyline -песня, в которой мягкие и нежные куплеты написал Магне, а мощный, жетский и пронзительный припев – Пол Воктор. Именно этот контраст делает песню неповторимой и усиливает эффект, подвергая слушателя воздействию целой гаммы разных эмоций. Похожая ситуация с песней “This alone is love”. Другой вариант взаимодополнения – песня “Scoundrel days”. Если вы прислушаетесь внимательно, то поймете, что куплеты написал Магне, а припев – Пол.

Еще один пример – “Slender Frame”, где бархатная хрустальность рояля и куплета контрастирует с жестким эмоциальным рОковым припевом. Не надо далеко ходить назад во времени – “Foot of the Mountain”, составленная из 2 песен с разным авторством: Куплет и тема клавишных взята из “The Longest night” Фурухольмена (песня страдала незавершенностью припева) и песни Воктора “Foot of the Mountain”, где куплеты были откровенно слабым местом, я припев – явной удачей. В сочетании с совместной работой музыкантов в одной студии это соединение 2-х лучших сторон каждой песни в одну композицию произвело эффект разорвавшейся бомбы.

2) Обогащение Фурухольменом песен Воктора посредством различных музыкальных изобразительных средств. В качестве примера берем песню “East of the Sun” – с точки зрения мелодии – не самая гениальная песня Воктора (это можно понять просто представив ее исполнение под гитару). Поднять ее на уровень выше помогают многослойные атмосферные детали аранжировки: просто послушайте внимательно: как на Вас воздействует оркестровка, написанная Магне, как усиливает понимание песни, являющейся отражением видения Полом мира и смысла существования, человеческого пути  – модернистская какафония звуков перед вступлением гитары, или же эмоционально яркий взрыв клавишных и рояля во втором куплете. В них все то отчаяние, о котором хочет рассказать Пол своим текстом, употребляя самое частое слово в его поэзии – Never, но не может ярко отобразить музыкальными красками. Таких примеров можно приводить много. Начать можно с простейшего – хита Take on me. Вы представляете себе эту песню без клавишного рифа? Фурухольмен выдающийся, но в отличие от Пола не гениальный мелодист. Но его главный гений, неповторимая изюминка заключается во всем вышеперечисленном.

Поэтому-то споры о том, кто из этих двух людей более гениален – бессмысленны. Это пободно спору о том, а кто круче Шопен или Вагнер, Лист или Штраус, Бах или Малер, Моцарт или Равель.

Главное состоит в том, что наилучшего результата они добиваются, когда работают вместе, даже, если записывают песню, которую написал кто-то один из них. Например, также не хватало участия Пола (с его волевым началом и жетскостью) в работе даже над самыми лучшими песнями Магне в период 2002-2005 годов.

Разобрались, надеюсь?

Мортен Харкет

Итак – третий ингридиент. Мортен Харкет. Голос. Не просто голос и даже не просто красивый и сильный голос. Не глотка, не мышцы, не связки, не октавы, а крылья, кровь, душа, естественным, органическим способом соединенные воедино. Для Харкета голос – это инструмент, которым он не берет ноты, а с помощью которого проникает под кожу слушателя, передавая оттенки, краски, эмоции музыкального произведения. Он – часть песни, часть истории, атмосферы, химической реакции. Харкет такой же незаменимый ингридиент, как Воктор и Фурухольмен.

К сожалению, как мелодист Харкет вне соавторства с Фурухольменом или Воктором не является автором в стилистическом поле a-ha. Безусловно, Мортен талантлив и пишет красивые песни, способные нравиться миллионам. Но не этот дар делает его неповторимым и непохожим на другие таланты. Потому что без его песен a-ha все равно будет a-ha (до 2000 года в альбомах группы не было ни одной песни, написанной Мортеном, он всего лишь участвовал в создании 4 композиций – по 2 в 1 и 3-м альбомах, причем главными авторами этих песен были Воктор и Фурухольмен), а не чем-то еще.  Не этот талант автора песен делает его незаменимым ингридиентом в a-ha, а его голос, его вокал. Его органика голоса и души.

Недаром на нашем сайте вопрос в голосовании не звучал как: Ваш Любимый участник группы или что-то в этом роде. Мы спрашиваем Ваше мнение о том, чье мироощущение, философия жизни, взгляд на мир ближе и понятнее вам как человеку. Это опрос не о музыке, внешних данных, подсчете, кто больше написал или спел милых сердцу песен, это опрос о характере, личности, мироощущении.

И последнее, о чем бы хотелось сказать. Я все еще надеюсь, что однажды вновь услышу песни написанные и записанные Полом и Магне вместе и спетые Мортеном, с его вИдением. Потому что талант каждого из трех обогащает остальные. Споры на тему, кто круче бессмысленны и только свидетельствует, что участники упрямых дискуссий “НИ А ЧЕМ” не открыли еще для себя феномен a-ha, а только смотрят на него, кто сквозь замочную скважину, кто-то через форточку, а кто-то через стеклянное окно. Но никто из подобных спорщиков еще не находится внутри. Цель данной статьи не навязать свое вИдение музыки группы читателям, а заставить хотя бы кого-то задуматься и найти свой ответ.

Мортен Харкет сказал очень правильные слова: мы никогда не были теми, кто развлекает, мы те, кто вовлекает.

Желающие быть именно вовлеченными, будут искать ответы. Ради самих себя, а не ради тех, с кем ведут спор.

Елена Кайдалова

“Cast in Steel” – рецензия

a-ha
обложка альбома

Когда берешься писать рецензию на альбом a-ha, понимаешь, что к процессу надо подходить, максимально отстранив себя от субъективных моментов и личных пристрастий. И еще – максимально расслушать. Потому что именно при таком раскладе можно по-настоящему понять качество песни с точки зрения главной фишки группы -“музыка вне временных рамок, не зависящая от моды, и не ставящая своей целью произвести кратковременную революцию”.

Группа записывала диск, взяв за основу схему записи альбомом в “Lifelines”, “Analogue” и частично “Minor Eath/Major Sky”, внеся, между тем существенные изменения: участники группы были со-продюссерами своих песен, над большинством  песен работал Эрик Льюнгрен.

Сразу скажу, что, вне всяких сомнений, Cast in Steel – лучший из альбомов, записанных по данной схеме. А по некоторым параметрам является лучшим со времен “Memorial beach”. Речь идет прежде всего о вокале Харкета. Последние 10 лет вокалист группы не просто экспериментировал с фальцетом, но по неизвестным до конца причинам, полностью отказался от звучания “лирический баритон/драматический тенор”. Поэтому все альбомы 2000-2009 года страдали одним недостатком: со стороны вокала атмосферу, настроение подчеркивали только интонации голоса Харкета, использовавшего исключительно верхний регистр, даже в темных по окраске драматических песнях. Наконец-то, этот период позади. Впервые за многие годы мы слышим не только разные интонации, но и разные тембральные окраски его голоса, которые позволяют в большей степени усилить драматический эффект, а  Giving Up the Ghost – наполнить и саркастически – харАктерным. Голос Харкета вернул свою силу и сочность. И это несомненное достоинство диска.

Главное, что привлекает внимание при знакомстве с альбомом: все песни прежде всего являются отражением внутреннего состояния их авторов на момент написания. Поэтому  плюсом диска следует считать его честность и искренность.

Пол Воктор, как и всегда, пишет о своей личной боли, но как и любой выдаюшийся поэт и композитор, создает свое детище более широким по смыслу. Его нынешнее замешательство отражается в отсутствии волевого начала и нерва в большинстве написанных им песен: особенно чувствуется отсутствие взаимодействия с Фурухольменом в таких песнях как “Door Ajar” и “Goodbye Thomson”. Меланхолия как фирменный TM Воктора никуда не делась. Она все там же. Пожалуй, через мелодию и аскетизм аранжировки можно ощутить бОльшую изолированность и одиночество автора, который по ряду причин чувствует себя рыбой, выброшенной на берег.

Тем не менее, “Under The Make Up”“She’s humming a tune”, и частично “Shadow Endeavors” – звучат завершенно, поэтому выделяются среди остальных. Вероятно, потому что первая поднимает тему, которая волнует Воктора сильнее всего в данный момент времени, а вторая была написана 30 лет назад. Изюминкой же “Shadow Endeavors” является атмосферно-меланхоличная концовка песни, красок которой придает использование Харкетом более низкого тембра голоса, что отлично работает в контрасте с более светлой основной темой трека.

Но, безусловно, самыми яркими номерами альбома стали песни Магне Фурухольмена. Не только потому, что они очень разнообразны по диапазону тематик (Mythomania – об опасности самоизоляции и жизни в коконе, а The End of the Affair – об умении отпустить то, что в прошлом). Песни клавишника по-прежнему красочны, пейзажны и чувственны – что всегда было его фишкой. Именно в них чувствуешь энергетику, желание творить. В них есть все: завязка, воля и кульминация. ТО, чего не хватало ему раньше. Написанная в соавторсве  Харкетом песня “Forest Fire” на этом альбоме не страдает тем, чем страдали их общие проекты в альбоме “Lifelines” (прежде всего Turn the lights Down и Oranges on Appletrees): Харкет больше не делает бледными краски Фурухольмена, а скорее дополняет трек чем-то новым. Песня  полна энергии, льющей через край, заряжающей слушателей, вошедших с ней в соприкосновение.

Что касается двух песен самого Мортена Харкета, то их нельзя оценить равнозначно. Если “The Wake” органично вписывается в альбом, то чрезмерно светлая “Living at the End of the world”, особенно в связке с вокторовской “Door Ajar” создает эффект пробуксовки в середине альбома.

A-ha умудряются спорить по любому поводу, три ЭГО порой действуют деструктивно и в частичной изоляции. Большой ошибкой, по моему мнению, является исключение великолепной “The End of The Affair” из основного издания и включения ее в Deluxe Edition. Кто стоял за этим решением, неизвестно, но безусловно стандартное издание альбома от этого только пострадало.

Перерыв в деятельности a-ha по-разному сказался на участниках группы. Фурухольмен вернулся, полным креатива, Воктор – опустошенным. Но несмотря на контраст настроений и некоторую изолированность в записи альбома по линии Воктор-Фурухольмен, пластинка звучит как единое целое. Нехватка красок в большинстве песен первого, компенсируется атмосферно -пейзажными яркими номерами второго и объемным вокалом Харкета.

Оценка: 7.5/10

Елена Кайдалова

Чта? Так что же у людей со слухом и головой? (дополнено)

Уж что я не рассчитывала прочитать, пролистывая самые невинные ВК-паблики, посвященные a-ha, так это две вещи

1) Голос у Мортена уже не тот (в смысле фальцету почти нет, а вы что подумали?)
2) В обсуждении жирно промелькнуло имя …Кобзона

Кажется, что уже видела и читала все в том сегменте Фандома, который принесло к нашему берегу после альбома, ласково называемого другим сегментом поклонников a-ha абревиатурой ЗЗ (ой, только не спрашивайте, что это значит), ан нет, и тут дна не видно.

1) Вот, казалось бы,  второй год не можешь нарадоваться, что Харкет наконец-то возродился как вокалист, использует разные тембры и интонации в разных по атмосфере, настроению и теме песнях, а не изнуряет наш слух тонким фальцетом, балансируя на грани. Казалось бы, радуешься: вновь металлические нотки на месте, вновь голос густой и сочный, а это позволяет шире использовать вокальные возможности и технического и, главное, артистического плана, так нет же, взращенные на фальцете псевдопоклонники сим недовольны. Видимо, прочитали где-то и запломбировали в своем неподвижном сознании: фальцет – это сложно, это наша фишка. “А середина – это ж несложно, не тот Мортен, не тот” – страдают юные девы.  Уж откуда им знать, что середина – сложнее. Тут даже гугл не поможет. Неужели Сара Брайтман виновата своим мимолетным комментарием 2000 года, который set in stone как догма?

2) Пункт второй вызвал у некоторого более вменяемого народонаселения паблика почти такую же шоковую реакцию, как и у меня. Нет, это радует, что не все НА ДНЕ. Но…

Цитата (имя авторки/аватарки) приводить не стану

Федя, Кобзон – это легенда, чей голос для целого поколения является напоминанием о молодости, лучших годах. Для них он еще и поет. Скоро и наш герой станет легендой, молодежь будет фыркать, а мы умиляться и пускать слезу))

Дна по-прежнему не видно. А мораль сего неформального поста в одном: Даже, если ты одним альбомом сбиваешь собственную планку, нарушаешь баланс, то навсегда оставляешь за собой шлейф экзальтированных девиц (и о, ужас – парней), лишенных мыслительного процесса. Одно их умение: обожать, даже не зная за что! Не сотворите себе кумира, та что я – бэсполезно.
902e3c0ef9a44666aedde16e08848a78
P.S. Менее явный вывод: нельзя даже сольные диски записывать по обязам, по инерции и без вдохновения. Такие безжизненные сольные работы Харкета как “Letter from Egypt”(за исключением пары песен) и “Out of my hands” привели к стан полонников a-ha еще более прямолинейную публику, восторг и предмет поклонения которой которой начинается и заканчивается внешними данными Мортена Харкета.

Вывод: у Ирины Бергсет появились конкурентки.

 

Дворцовый переворот Фурухольмена

Чем больше открывается подробностей о том, как состоялось возвращение a-ha на музыкальную сцену, тем яснее становится общая картина произошедшего в команде за последние лет 10.

Магне Фурухольмен никогда не имел осознанного намерения похоронить a-ha, даже в тот момент, когда он, как казалось многим, “развалил” группу в 2010.  Клавишник и автор многих песен группы изначально хотел нового начала и новых правил игры, которые позволили бы ему выжить, как творческой личности. Более того, это был вопрос ментального и даже физического выживания для Фурухольмена.  Прощальный тур был инструментом в решении проблемы.

Фурухольмен и Воктор, 90-е

Импульсивный и креативный человек, который не может выдержать постоянного давления, диктата, четких сроков и обязательств, Фурухольмен поплатился своим здоровьем за попытки сделать группу интереснее и неоднозначнее еще в первый период деятельности a-ha: набор неврозов, мерцательная аритмия, депрессия и панические атаки – вот его сувениры, полученные в  1985-1994 годах. Второй этап a-ha начался ослаблением давления со стороны неформального лидера группы Пола Воктора. Первой реакцией на это стало состояние эйфории, которое сказалось на качестве альбома “Lifelines”, который записывался не только в этом душевном состоянии Фурухольмена и Харкета, но и абсолютно изолировано по линии Воктор-Фурухольмен. Один из самых взаимодополняющих и удачных авторских дуэтов распался.

Фурухольмен

В итоге пострадавшей стороной оказался Пол, который никак не мыслил себя вне схемы “a-ha в первоначальном формате”, где он решает все вплоть до мелочей как в творческом процессе, так и в долгосрочных контрактах на годы вперед. Воктор, после свадьбы с Лорен Савой проживающий в Нью-Йорке, оказался в самоизоляции еще и потому, что не мог представить иного способа в творческом процессе. Главной проблемой одного из самых выдающихся композиторов 20 века по версии британских СМИ, оказалась неспособность к саморазвитию и движению вперед, а в итоге его постиг творческий кризис (о чем свидетельствуют все песни, написанные Воктором для альбома Аналог, исключение составил титульный трек – плод сотрудничества с Фурухольменом).

В 2005 году команда подписала долгосрочный контракт с компанией Universal. Стало ли это отправной точкой последующих событий, сказать трудно, но именно Магне Фурухольмена душили долгосрочные обязательства. Не был в восторге от них и Харкет.

После крайне неровного альбома Аnalogue группа долго не решалась на совместную работу. Музыканты ездили в долгосрочные турне, но речь о новых записях несколько лет не шла.

a-ha, 2009

Foot of the Mountain родился спонтанным решением Магне Фурухольмена, впервые проявившего твердость и волю, настояв на работе втроем одновременно в одной студии, чего не наблюдалось со второго этапа записи “Minor Earth, Major Sky”. Альбом оказался самым успешным как минимум со времен 2000 года.  Но не это было самым главным. Пол Воктор  вновь почувствовал ностальгию по старым временам, по тому, что было до 1994 года.  Несмотря на то, что магическая химия троих участников группы давалась каждому из них тяжело и давала побочные эффекты, гитарист a-ha впервые с 2000 года почувствовал тягу к плодотворному творчеству “любой ценой”. Ведь это – его цель, а именно в цели состоит единственный смысл для Воктора-Савоя.

Несмотря на то, что Пол до сих пор уговаривает себя, что Прощальный тур был бизнес -решением и ничем более, на самом деле, псевдо-расставание было первым камешком в мозаике перезагрузки a-ha в новом формате: без долгосрочных контрактов, далеко идущих планов, но с творческими порывами и импульсами.

Мортен Харкет однажды сказал, что Магне Фурухольмен является прекрасным манипулятором. “Если Магне манипулирует вами, вы никогда этого не почувствуете и не узнаете об этом”.

В контрасте с Воктором, главным смыслом для Фурухольмена яляется движение, поиск, процесс, но не конечная цель. Поэтому для него остро стоял вопрос выживания и при лучшем исходе: перезагрузка группы в новом формате, где никто не сможет оказывать на него огромное давление. Харкет поддержал коллегу в этом.

Как ни старался Пол Воктор удержать, Магне и Мортен отпустили. Отпустили, понимая, что настоящее вернется. Потому что то, что твое, никуда не денется.

Фурухольмен

Именно эти двое по максимуму использовали перерыв для личностного и творческого роста.  Мортен вновь полюбил петь. Это было уже слышно на сольнике “Brother”, Фурухольмен же искал себя и набирался мудрости. Оба развивались в эти четыре года.

Для Воктора же период 2011-2013 года был движением по замкнутому кругу. Savoy никогда не был смыслом для гитариста a-ha. Поэтому у него даже не было вдохновения творить в семейной группе. Ежедневная рутина: дом – студия – дом, и складирование написанного материала. Музыканта даже не тянуло посвящать больше времени единственному сыну. Не знаю, признается ли себе в этом Пол, но связка “Муза (Лорен савой) – a-ha” всегда являлись главным и единственным проектом его жизни. Каждая из песен участников a-ha всегда отражала состояние своего автора (ов), поэтому все песни Пола, вошедшие в 10-й альбом, “смотрят назад” – нескончаемая попытка вернуть то, что уже ушло.

Именно на знании этой специфики характера Пола и сыграл Магне. Сыграл в долгосрочной перспективе. Поначалу Мортен согласился спеть песни Воктора и записать их вместе с продюсером Аланом Тарни. Пол был воодушевлен. В своих интервью 2015 года он не раз подчеркивал об этом периоде, как о самом лучшем во всем периоде записи нового альбома.

Когда более десятка песен было записано, и Воктор для себя уже решил, что пластинка  концептуально готова, и все вновь находится под его контролем, в уравнение вернулся Магне Фурухольмен (хотя на самом деле из него никогда и не уходил). Это моментально сместило все акценты. На сторону Магне сразу же перешел Харкет. Результатом споров и дискуссий и стало рождение схемы: Никаких долгосрочных планов.

a-ha, 2015

“У нас нет планов, но мы ничего не исключаем” – новый девиз a-ha. Свобода от давления и свобода творчества, уход от зависимости от Пола Воктора, – и результат налицо: именно Фурухольмен в итоге получил то, что хотел. Ту a-ha, которая не душила бы его как творческую личность. По сути теперь Магне – новый мастермайнд, стоящий за а-ха. Импульсивный, любящий жизнь во всех ее проявлениях и черпающий в ней свое вдохновение, жаждущий развиваться и постоянно двигаться вперед.

“В 2010 году я чувствовал, что мне нечего сказать в a-ha” – говорит Фурухольмен.  Но эти слова только верхушка айсберга. Он просто не мог продолжать на существовавших тогда условиях, он задыхался, не мог быть собой.

Как оказалось, пусть в меньшей степени, но эти аспекты волновали и Харкета.

Поэтому именно Магне и Мортен сейчас получают больше удовольствия от третьего дыхания a-ha.

Пол же испытывает разочарование. “Как же так вышло? – признался он в интервью норвежской прессе, – думаю, что мне понадобиться много времени, прежде, чем я смогу прослушать этот альбом снова”.

Напротив, прислушайтесь к песням Фурухольмена на новом альбоме. Они разнообразны по тематике, атмосфере, и больше не страдают от проблем со слабым акцентом на кульминацию.

Песням же Воктора стало недоставать нерва и фирменного волевого начала. Он утратил то влияние и власть авторитета, которые у него когда-то были. Думаю, сейчас Пол хорошо знает ответ на вопрос, который задавал себе долгие годы: Гений Магне или дурак? Главное, чтобы Пол извлек урок из произошедшего. Терять его гений мелодиста и поэта никому не хочется.

A-ha снова с нами, чтобы удивлять и появляться неожиданно. Пока огонь внутри не погас, они будут возвращаться.

9QMPedHlnL0
Фурухольмен и Харкет

Харкет уже пошутил на эту тему, сказав, что настоящий конец a-ha наступит, когда мы полезем друг на друга с ножами, чтобы перерезать глотки.

Итак, готовы ли к сюрпризам и отсутствию стабильности?

Елена Кайдалова

Реакция на чужое мнение как зеркало души

a-ha
a-ha

Несколько дней назад я опубликовала на сайте свое мнение (которое разделяют и другие люди) о решении a-ha выступить в России. Не могу сказать, что реакция большой части аудитории из этой страны меня удивила. Тем более прочитала я только отголоски её. Написанные в личку агрессивные и полные ненависти сообщения “крымнашистов”, включая маты и насмешки над погибшими людьми. Никакие паблики я не читала. Но мне сообщили, что от истеричных агрессивных постов адекватные люди были в ужасе. Мой блог был моим личным мнением.  Не рекламируемым, причем, нигде. Реакция массового российского слушателя, пришедшего в фандом a-ha в большинстве своем в 2002 году, с агрессией которого я уже сталкивалась 10-12 лет назад, помогла мне понять одну простую вещь:  не стОит лишать себя выдающейся музыки из-за кучки закомплексованных ура-патриотов, среди которых оказался кто-то, кто знал меня лично, и что называется, моментально сдал меня как автора блога админу группы в российской социальной сети.

Простой ответ на такой выпуск гнева: они среагировали так, как на это способны, они понимают музыку a-ha настолько, насколько способны ее понять. То есть лозунгами, прямолинейно и поверхностно. Это и есть их наказание, это и есть их обделенность в восприятии мира. Они глухи и слепы ко многим прекрасным вещам, существующим в этом мире. Они смотрят на музыку как дальтоники на радугу.

A-ha всегда будут в моем сердце. То, что однажды, в состоянии эйфории после первого воссоединения, они записали посредственный (по их градации) альбом, сбили планку, установленную предыдущими шестью дисками, так они за это тоже поплатились: у них появилась прослойка агрессивных, узколобых поклонников, которые в сущности не понимают их музыку и философию жизни.

обложка сингла

Даже, если a-ha делали и делают ошибки, так просто потому что они люди, которым свойственно ошибаться. Им отвечать за свой выбор. Самим. Осуждать я их не стану.

Я с ними. Потому что и в горе и в радости, в болезни и здравии. Те, кто писал какие гнусности (выпуск, пшик в воздух, я их не видела и не читала) – вы и есть болезнь.

Пока a-ha способны писать такую музыку, как “Under the Makeup”, как же я могу отвернуться от них. Я отвернусь и буду игнорировать агрессивную толпу. Ведь это и есть одна из главных тем творчества группы: Личность среди толпы. Я не хочу быть и не буду толпой.

Елена Кайдалова

Минск. A-ha. Слезы. Прощание

a-ha, прощальный тур, 2010
a-ha, прощальный тур, 2010

Прощаться с чем-то, что было огромной частью твоей жизни на протяжении более 20 лет, наверное, всегда очень сложно. Прощаться с теми, кто оказал огромное, может быть и решающее влияние на твое мировоззрение, стиль жизни, наверное еще сложнее. Совсем недавно один мой знакомый шутливо удивился, как музыка может быть стилем жизни, ехидно проведя параллель с “желтой подводной лодкой”. Я тогда ответила ему как. Наверное, стоит повториться и здесь.

Для простого обывателя романтизм связан прежде всего с сопливыми сериалами про любофф (именно так). Мало, кто задумывается над тем, что – это направление в искусстве – и в музыке, и в литературе, и в живописи… Да и в образе мышления. Если Вы любите Шуберта, Шопена, позднего Бетховена, Чайковского, Лермонтова, Байрона, Бернса, Вы понимаете о чем я говорю.

Задумывались ли Вы, что романтики находятся в постоянном конфликте с цинизмом окружающего мира? Кроме того, они по-разному с ним уживаются. Первая категория – стараются преодолеть конфликт попыткой изменить мир. Они затевают революции, бунты, убивая свою душу. Вторая категория проживает жизнь, не в попытках изменить мир, а в попытках не пустить его цинизм в свое сердце, душу. Именно вторая категория- мои братья по разуму. Именно они были большинством зрителей, заполнивших в тот вечер зал Минского Дворца спорта.

С первых же аккордов слезы непроизвольно потекли из глаз. Плакали не только девушки, женщины, плакали взрослые мужчины. Потому что это было прощание с частичкой своей души. Тяжелее всего было в те 5 минут перед первым выходом на бис, когда под траурную музыку на экране мелькали любимые фотографии группы разных лет. С 1985 по 2010…. Слез было не остановить.

Оно было трагичнее вдвойне, потому что после нескольких лет разочарования в a-ha, точнее в их боязни-нежелании вернуть свою прошлую химию как группы, издавании “Белых альбомов”, в 2009 году они таки записали настоящий альбом. С той самой химией. Наверное, этот опыт был слишком болезненен для Фурухольмена, но окрылил Воктора-Савоя. Не может Магне долго находиться под креативным давлением своего старшего друга. И дело тут даже не в полученной мерцательной аритмии, а излишней чувствительности и детской непосредственности Магне. Немудрено почему именно он настоял на том, чтобы поставить точку. Если в 1994 году Фурухольмену в одиночку удалось развалить группу на 4 года, то на этот раз ему удалось рекрутировать Мортена, которому, как я думаю, не совсем хочется сверкать лысиной на сцене и петь сложные партии, утратив 10 лет назад нижнюю часть своего огромного вокального диапазона.

a-ha, 2010
a-ha, 2010

Не знаю. A-ha есть a-ha только, когда есть химия между всеми тремя участниками. И я четко понимаю, что только через десятилетия по-настоящему осознаю величину и значение того, кем они были. Это не пафос, а констатация факта.

В глубине души я понимаю, что Магне очень скоро поймет, что он не может без a-ha. Именно он – главный шоумен на сцене, именно он получает самое большое удовольствие от концертов. Его стремление быть ближе к публике выражается в постоянном желании отойти от клавишных, взять балалайку, гармошку, сыграть на ударных. Но, Пол, насильно усадив Магне за клавишные, был гениально прав. Даже новообращенный друг Магне – Крис Мартин это понимает. Честно говоря, именно Фурухольменская составляющая а-ха более всего оказала влияние на колдплеев. Только НЕ будет Магсу настоящего счастья в совместных проектах с Барримэном 🙂 Он захочет вернуться. Но будет ли готов Пол переступить через нанесенную обиду и будет ли готов Мортен скакать по сцене в 55?

Концерт… Концерт промелькнул слишком быстро. Я ругала себя, что не рискнула пронести фотоаппарат, что мы не взяли билеты в фанзону.. Но это были детали. Мне было все равно, что Мортена тянуло на фальцет, что в сетлист, как и в 2002 году, мне в наказание за неверность были включены две самые, на мой вкус, слабые сингловые вещи товарищей. Да, я знаю, что там Магне – главный автор, но эти хиты – это самое слабое из его творений. Атмосфера на концерте была замечательной – люди в Беларуси изменились с последнего моего визита.

За весь двухчасовый концерт, промелькнувший за пять минут, меня не покидала мысль, что я согласна на все: на фальцеты, ляпы Мортена и даже(!) на исполнение таких песен как You are the one ( хотя в 1991 году они из нее сделали Дорзообразную психоделику на концертах!!).

Для меня было важно, что я хоть очень поздно, но все же услышала Магне за роялем в моем присутствии. Это стоило всего. Он волшебник, я даже не сержусь за то, что он натворил, что он нас много лишает. В конце концов, у меня будут еще шансы попасть на его выставки или сольные концерты. Это не то, я понимаю… Это будет романтический импрессионизм. Но все же…

Я буду жалеть Пола. У него опять появилось вдохновение, он вновь стал писать шедевры, опять наладил совместное рождение песен с Магне, хотел продолжать. А что ему осталось? Савой не воскресишь. Еврейская муза арийца окончательно отошла в документалистику и в воспитание их сына.

Мортен? Это чудо природы – консерватор – противник разводов и абортов, умудрившийся родить 5 детей от 3 разных женщин, найдет свое место в политике, сольном творчестве и защите прав граждан Восточного Тимора 🙂 Может быть, Инес – станет его последней женой. Это, думаю к лучшему. Возможно, однажды Магне, который будучи либералом, является политическим оппонентом Мортена, будет его оппонентом и в политике, несмотря на их подельническую дружбу против Пола :ar:

Но я надеюсь на другое. Рецепт возвращения их на сцену изобретен в 1998 году. Главное, чтобы Магне признался самому себе, что он не может полноценно жить без a-ha.

Получилось сумбурно, но честно.

Сетлист

Setlist:21 песня

The Sun Always Shines on TV
Move to Memphis
The Blood That Moves The Body
Scoundrel Days
Stay On These Roads
Manhattan Skyline
Hunting High and Low
The Bandstand
We’re Looking For The Whales
Butterfly, Butterfly (The Last Hurrah)
(Seemingly) Non-stop July
Crying In The Rain
Minor Earth Major Sky
Forever Not Yours
Summer Moved On
I’ve Been Losing You
Foot Of The Mountain

Cry Wolf
Analogue
The Living Daylights

Take on Me

Елена Кайдалова, ноябрь 2010

A-HA “How Can I Sleep With Your Voice In My Head (Live)” – рецензия

how-can-i-sleep-with-your-voice-in-my-head-5291fcfee618d
обложка альбома

“Дорога ложка к обеду” – гласит народная мудрость, и первый в истории группы концертный альбом A-HA “How Can I Sleep With Your Voice In My Head” отличное ей подтверждение. Легендарная норвежская группа опоздала с выпуском живого альбома лет эдак на 10-12. И это не может не огорчать. Те, кому хоть раз удалось познакомиться с концертными записями A-HA начала 90-х,  врядли смогли забыть невероятную энергетику, пылкость и вдохновение, исходившее от музыкантов в те годы. Недаром именно A-HA в начале 90-х годов установили рекорд посещаемости – 195 тысяч зрителей на одном концерте (Бразилия, Рио-де-Жанейро, стадион Маракана).

К сожалению, многое из этого осталось в прошлом. Саунд концертных версий по-прежнему резко отличается от студийного более жестким гитарным звучанием и более яркими и интересными аранжировками. Но то вдохновение, тот неуловимый дух поиска и бесконечной искренности во многом утрачен. И прежде всего это касается вокалиста группы Мортена Харкета. Во время прослушивания альбома постоянно задаешься вопросом: Харкет либо не может петь, как он это мог раньше, или просто не хочет выкладываться? Его патологическое увлечение фальцетом порой доходит до абсурда (“Forever not yours”). Именно поэтому песни, где вокалист A-HA использует средний и нижний регистры своего голоса (“The Swing of things”, “Scoundrel days”, “Oranges on Appletrees”, “Lifelines”, “Minor Earth, Major Sky”, “Time and Again”), выгодно отличаются от тех, где он, вопреки здравому смыслу, злоупотребляет фальцетом (“Forever not yours”, “Summer moved on”, “Take on me”, “The Sun always shines on TV). Многие легендарные хиты группы звучат пресно, словно музыканты отбывают некоторую повинность, а не занимаются любимым делом (“Hunting high and low”, “Crying in the Rain”,” I’ve been losing you”, “The Sun always shine son TV”).  К сожалению, и гитарные соло Воктора не так интересны, как в былые времена.

Большое удивление вызывает и непрофессиональное сведение самого альбома. Трек-лист поставлен с ног на голову, от чего теряется ощущение единого целого – от альбома остается ощущение сборной солянки без приправы. Ведь когда с вами прощаются уже в 6 треке, это выглядит довольно странно. Еще большее нарекание вызывают зазоры между некоторыми песнями и почти полное исключение реакции зрителей, шума зала, вследствие чего слушатель не может ощутить ту атмосферу, что царит на концертах норвежцев. От этого альбом, безусловно, очень проигрывает.

Бывалых поклонников не может не удивлять и выбор песен для концертного альбома. Высоко оцениваемая многими и сыгранная во время прошедшего турне довольно оригинально (ведущим музыкальным инструментом в ней являлись … баян и фортепиано) песня “Locust” с альбома “Memorial Beach” не попала даже в Limited edition. В то же время  поднадоевшая многим и неоднократно выходившая в живом исполнении песня “Cry wolf”, к большому разочарованию поклонников, вновь оказалась на альбоме. Интересен и еще один факт: диск записывался на протяжении всего второго  этапа  турне в поддержку альбома “Lifelines”, однако, по каким-то непонятным причинам в альбом попали несколько песен, записанные во время концерта в Лондоне, где у Пола Воктора были большие проблемы с гитарой.

Конечно, не все так плохо, и альбом имеет безусловные плюсы, ведь несмотря ни на что, местами вы можете услышать отголоски былого вдохновения Харкета, Воктора и Фурухольмена ( “The swing of things”, “Did anyone approach you?”, “Scoundrel days”, “Sycamore leaves”, “Minor Earth, Major Sky”, “Dragonfly”). Особенно хочется отметить великолепную ритмсекцию в лице бассиста Свена Линдвала и его брата Пера (ударные), не слажавших ни в одной песне.

Впрочем, если вы никогда ранее не слышали живых выступлений A-HA образца 90-х, или же вообще незнакомы с их концертными выступлениями, все вышеперечисленные огрехи не будут для вас столь ощутимы. И возможно, этот альбом станет для вас откровением, ибо, вероятнее всего, вы не ожидали столь жесткого, тяготеющего к року гитарного саунда от группы, выпустившей в прошлом году весьма попсовый альбом во главе с еще более попсовым синглом “Forever not yours”. В конце концов, существует еще одна народная мудрость: Лучше поздно, чем никогда.

Оценка: 6/10

Трек-лист:

CD1
1. Forever Not Yours
2. Minor Earth Major Sky
3. Manhattan Skyline
4. I’ve Been Losing You
5. Crying In The Rain
6. The Sun Always Shines On TV
7. Did Anyone Approach You
8. Swing Of Things
9. Lifelines
10. Stay On These Roads
11. Hunting High And Low
12. Take On Me
13. Living Daylights
14. Summer Moved On

CD2
1. Scoundrel Days
2. Oranges On Appletrees
3. Cry Wolf
4. Dragonfly
5. Time And Again
6. Sycamore Leaves
7. ENHANCED VIDEO TRACK

Елена Кайдалова