Сб. Гру 7th, 2019

A-ha: Minor Earth

Український фансайт

Магне Фурухольмен: думал, мир сошел с ума, искусство больше не может его спасти. Часть первая

Поділитися
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Магне Фурухольмен, более известный как клавишник и один из авторов песен A-ha, также является всемирно известным художником-графиком. Пока группа находится в международном туре, 25 октября Магне выпустил свой третий сольный альбом – “White Xmas Lies”, который был представлен как своеобразное «противоядие рождественской музыке». В этом альбоме Фурухольмен предстаёт как глубокий, эмоционально насыщенный, мрачный и меланхоличный автор. Пластинка демонстрирует другую его сторону.

Интервью Фурухольмена журналу Rolling Stone

Встреча с гиперчувствительным, талантливым художником.

RS: Почему вы выбрали Рождество в качестве основной темы для этой новой сольной записи?

Магне Фурухольмен: В общем, мне нравится работать в «пространствах», которые я определяю для себя сам. Чем уже тема, тем сложнее, но это и освобождает, потому что вам больше не нужно иметь дело с чем-либо еще. Несколько лет назад я шел по 5-й авеню в Нью-Йорке и увидел перед великолепными магазинами предметов роскоши рождественские елки, украшенные часами Rolex. Я почувствовал реальное отвращение. В то время я находился в каком-то депрессивном состоянии, думая, что мир сошел с ума, что искусство больше не может его спасти, и что нам нужно перезагрузить мир.

Мои дети выросли, и Рождество перестало быть просто семейным ужином, а превратилось в поиски подарков близким, которые им действительно были бы нужны. Ну а в итоге стало тратой времени на покупку всякой ерунды, которая никому не нужна, и которую никто даже не хочет.

Рождество стало полным безумием по сравнению с тем, что оно значило изначально- посланием надежды, благотворительности и инклюзивности. Это чувство росло во мне все больше и больше, потому что из года в год Рождество начинается раньше – и длится еще дольше! – по маркетинговым и коммерческим причинам. Люди могут сказать, что они хотят от песни «Last Christmas» Джорджа Майкла, но то была новая оригинальная новогодняя песня, тогда как все, что мы сейчас получаем, это кавер-версии кавер-версий одних и тех же песен снова и снова. Я просто хотел сделать что-то иное и попытаться создать значимую рождественскую запись для любого, кто чувствует себя несколько оторванным от этого коммерческого фестиваля товаров, от этой невероятной гонки, чтобы полностью обесценить ритуалы и превратить их в “материалистическое самоубийство”.


У альбома есть очень меланхоличные и темные краски, хотя

Когда я сказал друзьям, что сделал меланхоличный темный рождественский альбом, большинство из тех, кто слышал его, на самом деле не думали, что он такой темный, а некоторые нашли его весьма воодушевляющим. Но я же говорю о норвежцах! (Смеется). Этот альбом – не руководство по самоубийству; надеюсь, что это –  пища для размышлений и раздумий. Я не могу представить никого на этой планете, у кого на Рождество не случается ситуаций,  когда они думают о пустоте своей жизни.

Когда я рос, я всегда чувствовал себя действительно в безопасности, мне повезло. И я особенно осознаю свое счастье, даже если в моей жизни, конечно, случались трудные времена, например, когда мой отец умер очень молодым. Ужасно, конечно, но с кем не случается? Но я думаю, что во время Рождества контраст особенно болезнен для людей, которые испытывают настоящие трудности в своей жизни. Представить, каково это – не быть частью чего-то большего, быть одиноким, было невыносимо для меня, поэтому я пообещал сделать этим альбомом что-то значимое и имеющее смысл.

Вам может быть интересно  Пол Воктор - cтержень a-ha

В старые добрые времена вы создавали песню, продавали ее и собирали деньги на благотворительность, но сейчас такого уже не происходит. Поэтому я решил 4 декабря дать бесплатный концерт в Осло для Армии Спасения и позволить им пригласить людей, которых бы они хотели. Я сам финансировал альбом и получил помощь в финансировании этого концерта от друзей в корпоративном мире, которые настроены так же, и кто знает, может быть, у нас получится перенести этот проект в другие страны на следующее Рождество.

Первый выпущенный вами сингл «This is now America», несомненно, является прямым ответом на времена администрации Трампа. Вы обеспокоены состоянием мира?

Да, и это меня пугает. Традиционная ось “левые-правые” рушится во всем мире. Я был особенно одержим американской политикой, когда Трамп стал кандидатом. Я сразу увидел, что он обязательно победит: из-за презрения США к политикам в целом и разочарования в системе. С другой стороны, сейчас трудно представить, как люди могли  подумать, что он был лучшим выбором, чем почти любая другая альтернатива. Это до сих пор для меня загадка. Во Франции Эммануэль Макрон также был своеобразным бунтом против традиционной политики, но гораздо более умеренным, чем в Америке. Лично я парень типа Граучо Маркс – я никогда не был бы членом партии, в которой были бы такие люди, как я.

Мои друзья много раз ругали меня за то, что я не голосовал в Норвегии, но в прошлом отказ от голосования считался способом сказать, что я действительно верю в смену власти каждые четыре года, пока все происходит, не уходя в какие-то крайности. Даже если я не голосую, у меня есть сильное собственное мнение, которое я озвучиваю. Я думаю, что – я центрист, я отдаю предпочтение лучшему у каждой из сторон.

Я написал эту конкретную песню с точки зрения женщины, заново открывающей свою молодость, когда она читает свой дневник, и шокирована, осознав, какой была тогда и какой является сейчас. Это своего рода оплакивание идеи, имиджа Америки, которой, похоже, больше не существует.

Я действительно пишу псалмы. Такие песни, как “Stay on These Roads” и т.д …. очень похожи на церковную музыку. Хотя я никогда не был привязан к какой-либо церкви и не вырос в какой-либо религиозной среде, однако в моих песнях, кажется, всегда есть некоторые элементы церковной музыки.


У Вас была американская мечта?

Когда мы росли в 60-х годах, Америка казалась Землей Обетованной, символом свободного мира. Это был как раз момент, когда этот имидж и стал распространятся. Когда мы приехали в Америку молодыми успешными поп-звездами с A-ha в 80-х было просто потрясающе! Тем не менее, прошло совсем немного времени, прежде чем мы начали ценить такие страны, как Франция, где люди ведут себя гораздо более сдержаннее, когда хотят подойти к вам на улице.

Вы работали со своим сыном Томасом над видео «This is now America». Было ли это важным для Вас?

Оба моих сына растут по совершенно другому сценарию, чем я. Мой погибший отец был неизвестен миру, так что я мог его идеализировать, не имея страха, что какой-то медиаобраз будет уничтожать мое представлением о нем. А вот  я присутствую повсюду в жизни моих детей. Я очень хорошо понимаю, как мало белых пятен я оставляю им. Хайди (моя жена) и я всегда давали им свободу выбора в том, что они хотят делать, но оба они увлеклись искусством и решили продолжить со мной диалог о своей работе. Они – мои самые близкие друзья. Сыновья всегда спрашивают меня, что я думаю, и я всегда спрашиваю их, что они думают. Но они не боятся иметь свое собственное мнение (которое может отличаться от моего) и прямо говорить мне, когда я поступаю неправильно.

Вам может быть интересно  DPA Фотосессия. Берлин. 13.09.2017

 Вы записали два удивительных кавера: Differences от A-ha и Hell Bells из AC / CD. Не могли бы вы рассказать нам, почему вы сделали такой выбор?

Я написал «Differences» как своего рода молитву, но без всякой надежды на признание, когда мы впервые узнали о том, как талибы обращаются с молодыми женщинами. Мне действительно было больно думать, что молодые девушки и женщины так беспомощны в местах, где все возвращается к менталитету каменного века. Мортен хотел выступить с этой песней на концерте в честь вручения Нобелевской премии мира. Я всегда думал, что песня была намного более интересной, чем в той аранжировке, в которой мы ее тогда исполнили. Возможно, это одна из самых грустных песен, которые я когда-либо писал, но на этом альбоме, как ни странно, песня звучит как самый вдохновляющий трек. Я думаю, что нет смысла делать кавер-версию, если вы не собираетесь сделать песню совершенно другой.

Hells Bells был предложением моего менеджера, фаната металла, когда я сказал ему, что хочу выпустить мрачный меланхоличный рождественский альбом. Я слушал песню и думал: «Это так не похоже на меня»,  я был заинтригован, что произойдет, если я сделаю ее по-своему. Я хотел создать смесь саундтрека к «Stranger things» и кавер-версий в стиле Susanna and the Magical Orchestra, которые всегда изобретательны. Каким-то образом мне удалось записать вокал с первого же дубля, и мы сохранили его без изменений, и я не думаю, что это когда-либо случалось со мной раньше.

Есть песня под названием Caprice des Dieux, о чем она?

Идея песни, которую я написал во Франции, была вызвана моей дискуссией с молодой франко-итальянской леди, которая любила сыр Caprice des Dieux. Я хотел знать, что это значит по-французски, и мне понравилась идея «прихотей богов». В конце концов, естественно, песня не имеет ничего общего с сыром (смеется). Она получилась похожей на псалм. Я действительно пишу псалмы. Такие песни, как “Stay on These Roads” и т.д …. очень похожи на церковную музыку. Хотя я никогда не был привязан к какой-либо церкви и не вырос в какой-либо религиозной среде, однако в моих песнях, кажется, всегда есть некоторые элементы церковной музыки.

Это одна из немногих песен, где вы не подвергли свой голос обработке …

Я действительно хотел сохранить вокал сырым. Я знаю, у меня есть паранойя о моем собственном голосе. Я думаю, это также связано с тем, что меня сравнивают с кем-то из моих близких, у которого голос ангела и вокальные струны гребаного быка

Я – хрупкий и разбитый человек, мягко поющий о сокровенном, вот кто я на самом деле

Одна из ролей, которую я всегда играл в группе, состояла в том, чтобы облегчить социальную неловкость и рассеять все виды напряженности

Вы когда-нибудь верили в Санта-Клауса?

Да, и я до сих пор … вроде (смеется). Мои дети больше не верят в Санта-Клауса, но я возвращаюсь к мысли, что это хорошая штука, чтобы держаться за нее. Я думаю, что Санта получил плохую критику. Я не плохой Санта, может быть, скорее Грустный Санта.

Это действительно совсем другой образ, нежели имидж «крутого парня», который есть у вас в a-ha

Знаете, это часть того, что называется динамика в группе. Одна из ролей, которую я всегда играл в группе, состояла в том, чтобы облегчить социальную неловкость и рассеять все виды напряженности, чтобы быть своего рода социальным клеем. Я – человек, реагирующий на свое окружение. Когда никто не хочет говорить с аудиторией,  это делаю я, я шучу и изображаю улыбку.

Вам может быть интересно  a-ha "MTV-unpugged Summer Solstice": треклист

У нас с Полом Воктором не сложилась дружба, потому что я был «дерзким парнем», а он – «мрачным». Мы оба были довольно темными мрачными парнями, но он был интровертом, а я – экстравертом. Позже я использовал свою экстравертную натуру, чтобы “соблазнить” менеджеров звукозаписывающей компании, потому что нам нужно было это сделать. И Мортен тоже такой эксцентричный и социально неуклюжий человек!

Поэтому мне и достался этот чертовски странный клоунским имидж. Это было чертовски тяжело для меня, и я понятия не имел, что с этим делать. Это одна из причин, по которой я разбился и перегорел, и группа закончилась в начале 90-х после большого шоу в Рио. На этой сцене, на вершине нашей профессиональной карьере, и перед публикой почти в 200 000 человек я чувствовал себя совершенно оторванным от зрителей и группы. Мне нужно было начать с нуля, отгородиться от всего и заняться чем-нибудь еще.


Поэтому Вы начали сольную карьеру?

Я думаю, что было сочетанием нескольких факторов. Я чувствовал себя очень расстроенным из-за того, что не смог полностью завершать песни для A-ha. В начале истории группы, когда моя мама была учителем английского языка, моя роль заключалась в том, чтобы контролировать правильность английского в наших текстах. Мне было очень трудно писать и слова, и музыку, поэтому роль Пола заключалась в том, чтобы писать тексты для его и моих песен. Были песни, которые я действительно хотел завершить, но если бы он не написал к ним текст, то они не были бы закончены. Я начал писать больше текстов, только когда писал песни для Minor Earth Major Sky.

Иногда писать композиции для голоса Мортена было скорее похоже на передачу моих эмоции другому человеку, и я не хотел просто продолжать добавлять клавишные рифы к песням Пола, не будучи упомянутым среди соавторов. Примерно в то же время у меня была диагностирована мерцательная аритмия, которая также была прямым последствием эмоционального стресса. Я думаю, что я начал свой первый сольный альбом почти сразу, чувствуя себя некомфортно из-за того, что в a-ha не мог выразить себя полностью.

Считаете ли вы искусство терапией?

Искусство было моим убежищем с конца 80-х годов. Я использовал его в терапевтических целях. Я построил памятник для мертвого отца. Я пытался понять и проработать вещи через искусство, но я не рассматриваю это как терапию, потому что для меня это только одна сторона искусства. Это также мое религиозное пространство, то место,  куда я иду, чтобы войти в контакт с чем-то внутри себя.

Как и любовь, его почти невозможно полностью понять и проанализировать, но чувство любви очень сильно, когда вы испытываете ее. Это привлекает меня интеллектуально, это поглощает меня эмоционально, это бросает мне вызов с моральной точки зрения, и в этом есть все возможности для реализации моей способности видеть мир и себя с другой точки зрения. Я всегда стараюсь придать всей моей работе непосредственность и интуитивность, которые мне нравятся в поп-музыке,  если хотите.

Продолжение следует

Перевод @A-ha/MinorEarth