Головна > Архив > A-ha. Музыка для способных оторваться от земли и полететь

A-ha. Музыка для способных оторваться от земли и полететь

art_a-ha1-1
Фурухольмен, Харкет, Воктор

Много раз я сама спрашивала себя, почему мне близка именно эта музыка. На этот вопрос существует очень много ответов. Наверное, потому, что слишком много в этой музыке заложено, что порой невозможно даже вообразить, как в давно знакомой и сотни раз прослушанной песне можно совершенно неожиданно открывать для себя что-то совершенно новое, что может перевернуть все внутри, затронуть самые потаенные уголки твоей души, открыть новые истины, дополнить философию твоей жизни. Конечно, это невозможно понять и услышать, если относится к этой музыке поверхностно, обращая внимание только на одну какую-то деталь: например на красивую мелодию или красивый и сильный голос Харкета. Так и хочется сказать: не надо зацикливаться только на этом, ибо этим можно закрыть дверь в необычный, порой для многих непонятный, но от этого не менее захватывающий и сложный мир под названием: a-ha. Говорят, что объять необъятное просто невозможно, но иногда мне кажется, что им это почти удается…

Меня много раз спрашивали, как началось мое погружение в этот мир, что было главным толчком. Почему я в далеком 1988 году резко изменила свои музыкальные пристрастия и сам взгляд на музыку вообще? Почему у меня пропало желание следовать за всеми и слушать то, что модно, что слушают все? Тогда мне было всего 15 лет и о чем-то сознательном говорить не приходится. Скорее всего, это был какой-то подсознательный порыв. И вызвала его та Страсть в широком пониманиии этого слова, страсть настоящая, неподдельная, не искусственно созданнная, которую я ощутила всем своим Я, впервые услышав a-ha. А была это, к моему счастью не традиционная для многих песня Take on me, а удивительная, мощная “I’ve been losing you” , в которой было столько настоящих эмоций, что не прочувствовать их было просто невозможно. Для того, чтобы это понять не нужно было знать английский – все было выражено в самой музыке – начиная каждым элементом аранжировки, собственно исполнением.

Первым альбомом a-ha, который мне удалось после полугодовых поисков, наконец, найти был “Stay on these Roads”. Этот альбом не был столь стройный в музыкальном плане, как их предыдущая работа ‘Scoundrel days”, но тогда я еще не была с тем альбомом знакома, поэтому “SOTR” стал для меня откровением. Слушая его вновь и вновь я стала замечать помимо красивой самой по себе музыки, ту Страсть, те чувства, которые были в ней заложены. Именно тогда я впервые поняла, что значит музыка, написанная людьми ведомыми внутренним, душевным порывом и что такое, песни, написанные под заказ или просто для того, чтобы заработать деньги. Особо затрагивала струны моей души “This alone is love”, песня воспринимаемая многими как просто красивая лирическая баллада. Наверное, именно такими людьми эта песня безжалостно урезалась в радио эфире – не звучало именно то, что делало эту песней особенной, неповторимой, то, что придавало ей невероятную силу и мощь – ее инструментальная концовка, которая, как я потом отчетливо поняла, познакомившись с поэзией a-ha на языке оригинала, подчеркивала главную мысль песни, выраженную в строках:

“..Our souls are a myriad of wars
And I am losing everyone
It will make my last breath pass out at dawn
It will make my body dissolve out in the blue..”

Эта инструментальная концовка так тонко отображала каждым штрихом, каждой нотой ту внутреннюю борьбу, которая бывает хотя бы однажды в душе каждого человека, что каждый раз слушая эту песню, я переживаю эту борьбу внутри себя вновь и вновь. “This alone is love” просто невозможно слушать спокойно, без каких-либо внутренних переживаний, конечно, если вы когда-нибудь в своей жизни чувствовали что-нибудь по-настоящему.

После такой песни мне казалось, что уже ничто не может меня поразить сильнее. Но я ошибалась. Когда я услышала первые аккорды “Scoundrel days, а было это, уже когда мне было 18, я поняла, что не перестану удивляться творчеству a-ha, наверное уже никогда. Невероятный трагизм и острота этой песни не перестает меня удивлять и по сей день. Насколько удивительно и пронзительно в этой песне отображена кажущая на первый взгляд обреченность искренней, остро и тонко чувствующей души в окружающем ее мире посредственности и фальши:

“…They forgive anything but greatness
These are Scoundrel days
And I’m close to calling out their names
As pride hits my face…”

Как я уже подчеркивала, этот необычайный трагизм воспринимался многими как нечто депрессивное, как весьма пессимистичный взгляд на эту жизнь. Но, как же это далеко от истины! Человеку, вопринимающему мир одно- или двумерно- или натуре невнимательной тяжело понять настоящий жизнеутверждающий (да именно так!!!) смысл песни Scoundrel days, хотя, на мой взгляд, весьма трудно пропустить главный рефрен этой песни:

“...See…as our lives are in the making
We believe through their lies and the hating
That love goes free through scoundrel days…”

Не все могут понять, что музыка a-ha может подарить кому-то желание жить, бороться и умение летать. Некоторые видят в ней “...акомпанимент ко всяким телячим нежностям...”. Но как говорится: “…рожденный ползать, летать не сможет…”, и таким людям можно только посочувствовать, ибо они не понимают, что музыка без души не есть музыка, какую бы видимость крутизны не придавали ей пошленькие и чернушные тексты, претендующие для кого-то стать философией жизни, а по сути являющимися философией разрушения жизни.

1990
1990

Но я отошла от главной мысли данной статьи. Ведь статья о Страсти, страсти в широком понимании этого слова, поиске себя и своего места в этом мире, наполняющих фактически каждую песню a-ha. Задумывался ли кто-либо из вас о тех сильных чувствах, переживаниях, иными словами работе души, которые возникает, когда вы слушаете песню ‘East of the Sun, West of the Moon”, песню передающую ту боль в душе человека, который не может жить в согласии с самим собой, человека, отчаявшегося найти свое место в жизни, то место, где душа его обретет долгожданный покой и согласие с самим собой, обретет то идеальное место внутри себя, где человек будет находиться в гармонии с самим собой и окружающим его миром. Песня о человеке, который уже не стремится ИСКАТЬ и ПОЗНАВАТЬ, потому что боится боли и разочарований, которые могут встретиться на его пути. Боится их еще до того, как он с ними стлокнется:

“…Here inside me
Deep and hollow
A sound that no other
sound could follow
I know the pain
Before the wound…”

И это по-настоящему трагично, потому, что этот человек уже сломался. Этот трагизм мы можем слышать в каждой детали аранжировки и в каждой интонации голоса Харкета и особенно в скрипичной партии, являющейся самым эмоциональным рефреном песни, буквально стремящемся достичь самого глубокого уголка души. Потому что никогда нельзя отчаиваться, нельзя прекращать поиски этого места в своей душе, где вы достигнете того, к чему вы стремились, то, для чего вы были рождены. Никогда не переставайте искать …East of the Sun, West of the Moon, даже если знаете наверняка, что не найдете его. Весь смысл – в самом поиске. Ищите только потому, что его стоит искать, без страха столкнуться с жестокими разочарованиями, которыми наполнена наша жизнь.

“…. It’s the weight below us
And our fate before us
Like a rolling thunder
Rolling up from under
Don’t ever leave this way….”

2005
2005

К этой теме группа возвращалась не раз, в том числе и на поздних этапах своего творчества. Ярчайшим примером которой является композиция, написанная Магне Фурухольменом: “Cosy prisons“.

…Everytime you shut your eyes it appears
Everytime you trace your steps back here
None of your convictions have the same old ring
No doubt you found a place for everything
In cosy prisons

So if you’re careful
You won’t get hurt
But if your careful all the time
Then what’s it worth?

Музыка a-ha придает силы тем, кто их понимает, ломает стереотипность мышления, перебрасывает мостик между островками – между непонятыми, неуслышанными и порой почти раздавленными толпой людьми, способными оторваться от земли и полететь….

Елена Кайдалова

Схожі записи